Ее звали Фира Ятамахи

Font size: - +

Глава 32

Глава 32

Сгущаются сумерки. Всего шесть часов вечера, а темень такая, как будто уже глубокая ночь.

Мягкими, пушистыми лаптями валит снег. Белое безмолвие на улицах- ни единого человека, все так тихо и уныло, и в то же время создается некая таинственная атмосфера новогодней сказки.

Что же это за сказки такие, где все не слава богу?

У меня в груди пылает огромный огненный шар. Горячие языки пламени лижут мою грудную клетку изнутри. От высокой температуры легкие сжались и наполнились едким черным дымом. Я пытаюсь выгнать из головы эту назойливую мысль- лечь сейчас на дорогу, прямо в пушистый, отливающий синим снег и больше никогда не вставать.

Почему?

Почему в детстве нам говорят, что все эти страшные монстры под кроватью- не существуют, но умалчивают о монстрах внутри нас? Потому, что взрослые знают- эти монстры, которые свили себе уютное гнездышко прямо там, в нашем сердце, есть, и никогда не умрут.

Мы рождены с этими монстрами внутри. Мы рождены, чтобы страдать от самих себя.

Я знал это. Я знаю это давным-давно, знаю, что никогда не уду счастлив, и никто на самом деле не будет счастлив. Мы будем петь и смеяться, танцевать и рассказывать байки, но грусть- это то, что нам никогда не вытравить из своих душ. Мы так и будем истязать себя до самой смерти. До самой смерти.

Но одного я никогда не пойму.

Почему монстры порой вылазят из наших сердец и начинают ранить окружающих? Неужели им мало наших страданий?

Нет.

Ответ прост, на самом деле.

Лучший способ заставить по-настоящему страдать человека- заставить его сделать больно тому, кого он любит.

А снег все идет и идет.

На моих плечах до сих пор горят отметины и царапины от пальцев Бетт. Я вижу эту картину внутренним взором и пытаюсь не закричать в ответ собственному бессилию.

Сестра кидается на меня с криком, когда узнает, что я собираюсь отправиться к Фире Ятамахи.

- Ее избили? Так ей и надо, сумасшедшей!

- Нет, Бетт, ты здесь не права.

- Не права? Не права?! Хочешь сказать, она не заслужила этого? Это все несправедливо, вот ты о чем, да?!

- Бетт, прекрати! Я должен пойти к ней.

- Ничего ты ей не должен!

- А тебе? Тебе что-то должен?

Крики и слезы. Проклятия. Она говорит мне идти прочь, но виснет на моей шее и цепляется за мою рубашку, как утопающий за спасательный круг.

Бетт едва ли не большее противоречие себе, чем Фира Ятамахи.

Знакомый сад- разросшиеся деревья, белая крыша патио, торцовая стена гаража, расписанная граффити и какими-то типично рокерскими цитатами.

Калитка не заперта.

Все для друзей.

Я замираю, подняв руку. Кое-где уже заметно обшарпанная дверь скрывает за собой человека. А этот человек скрывает за собой целый мир.

Тук-тук-тук.

На пороге меня встречает Дебора. Бровь, украшенная пирсингом, улетает под косую темную челку.

- Хьюго?

- Привет.

Дебора выглядит растерянной и какой-то необычайно женственной в этой длинной широкой рубашке, явно с мужского плеча, и узких драных джинсах на стройных ногах.

Я мало задумывался о ней все это время. Даже успел подзабыть, как она выглядит.

Ее глаза фактически одного оттенка с волосами; чуть длинноватый нос и округлая форма щек и губ, придающая ей какой-то неуловимой девичьей нежности, хоть она уже и давным-давно не девочка- в этом вопросе Хэйли ее намного обошла. Глаза Деборы не горят веселым огоньком, а в уголках рассыпаются морщинки. Мне почему-то кажется, что ее природный цвет волос- рыжий, потому что на переносице и скулах у нее куча веснушек, бледных, как будто выгоревших, но все же веснушек.

- Ты к Фире?- спрашивает Дебора, внезапно меняясь. Она складывает руки на груди, поджимает губы и воинственно выдвигает вперед нижнюю челюсть, и без того довольно-таки крупную.

- Да.

Дебора качает головой, но все же пропускает меня в дом.

Приглушенный свет и какая-то тишина тут же вводят меня в ступор. Я даже теряюсь и останавливаюсь в коридоре, обернувшись на Дебору. Дом Мэттью МакКнейра никогда не казался мне более мрачным и темным.

- Хью?

Хозяин дома собственной персоной. Я заставляю себя посмотреть ему в глаза, но тут же отвожу взгляд.

- Да, Мэтт, это я.

Он разочарованно смотрит мне в лицо. Мэтт не показывает недовольства или злости, как Дебора. Он вообще ведет себя так, как будто ему совсем-совсем не хотелось, чтобы я приходил.

- Смотрите, кто пожаловал!- в дверном проеме на кухне появляется необъятная фигура Генри. Бородач больше не кажется мне этаким саркастичным заводилой- от него веет угрозой и негодованием.

Реакция Мэтта меня удивляет. Он отворачивается в сторону и прижимается к стене, как будто хочет отодвинуться от Генри как можно дальше.

- Ну что, герой?! Решил, что опасность миновала и уже можно засветиться?!

- Да заткнись ты,- внезапно рявкает на него Мэтт. МакКнейр примерно одного роста с Генри, но гораздо худее, и не смотря на свое габаритное превосходство, бородач в шоке делает шаг назад, со страхом уставившись на Мэтта.



CherrymshanovaA

Edited: 22.05.2016

Add to Library


Complain




Books language: