Её звали Никто

Размер шрифта: - +

7 глава

Какая-то необъяснимая радость охватила меня. Воздух был чист и свеж. Из-за ночного заморозка довольно похолодало, хотя ленивое солнце уже почти взобралось на синеющее небо. После выходных я шёл в школу, как на праздник. Нет, честно, я был очень рад, наконец, сбежать хоть куда-нибудь. До уроков ещё пол часа, а я уже появился на школьном дворе.

В школу заходить не хотелось, поэтому я решил прогуляться перед уроками и дойти до стадиона. Асфальтированная круговая площадка с зелёненьким газоном в центре, ржавые футбольные ворота с продырявленной сеткой, турники, да бетонный помост, где обычно сидят зрители — вот и всё, что там было. Поле огорожено забором, а сразу же за ним сплошной стеной стоят серые трёхэтажки. Мне кажется, жителям этих домов очень везёт. Однажды я заметил, что один пожилой мужичок каждое утро выходит на балкон, садится на стульчик и, попивая чай, наблюдает за нашими тренировками на физ-ре. По вечерам таких зрителей становится больше. Уставшие люди, придя с работы, выходят на балконы и до самой темноты смотрят, как внизу гоняют мяч старшеклассники, готовясь к соревнованиям. Вот и сегодня на балконе уже сидел знакомый мне дедок, он читал газету, мерно покачиваясь в кресле-качалке.

Найти пятерых взрослых парней на пустом стадионе было довольно простой задачкой. Все они сидели у турников, и я направился к ним. Валера и Дима висели на перекладинах и спорили, кто из них больше подтянется. Спортсмены, что с них взять? Серёга и Игорь сидели на больших вкопанных в землю колёсах от КамАЗа и разговаривали, а Толик списывал у Артёма домашку по алгебре. Сам Тёма сидел на высоком заборе и следил за каждым, кто входил на территорию школы. Парни были рады меня видеть; Димка был рад настолько, что чуть не грохнулся с турника, но успел зацепиться ногами за перекладину и повис вниз головой. Впрочем, ничего удивительного.

— Почему тут сидите? — поинтересовался я и присел на свободное колесо. — Обычно, вы все ещё дома в это время.

— А мы сейчас концерт давать будет, — пояснил Серёга и крикнул заскучавшему на заборе Артёму: — ну, что там, Кузя?

— Шухер! Идёт, идёт! — радостно закричал в ответ рыжий и спрыгнул с забора.

Парни побросали свои дела, Валерка и Димка слезли с турников, второй эпично грохнулся на песок, но этого никто не заметил. Толик схватил меня за руку и сказал повторять за всеми. Я ничего не понял, но сопротивляться не стал. Мы вышли на газон поближе к школе, встали кружком и сели на колени. Серёга сложил руки на уровне груди, как это делают молящиеся, и вскинул голову вверх. Мы всё сделали так же и стали ждать. На стадион вошла девушка, и я сразу узнал её, ведь это была Ника. Она шла и постоянно озиралась. Заметив парней, она на пару секунд замерла, а после продолжила идти вперёд. До меня начинало понемногу доходить суть происходящего. Чтобы попасть в школу ей нужно было пройти мимо нас, а парни, судя по всему, приготовили для неё какую-то засаду. Так и было, как только Вероника подошла к нам довольно близко, парни запели песню на мотив «Happy birthday».

— Happy birthday, Яна, Поздравляем любя! Ты прости нас, что убила Вероника тебя!

Берг под громкий смех и свист бросилась бежать со стадиона. Парни мигом достали из карманов припасённые заранее маленькие камешки и стали бросать их Нике в спину. Когда Вероника скрылась за спасительной дверью школы, одноклассники решили, что тоже пора идти на уроки.

— А что это было? — спросил я, когда мы всей бандой зашагали по асфальтированной дорожке стадиона.

— Мы хор мстителей Яны, — в голос ответили Серёга и Толик, — каждый день рождения Яны мы поджидаем Никто и поём ей эту песню. Круто придумано?

— Да, — протянул я и опустил голову. Настроение у меня испортилось. Пока мы пели, я успел взглянуть на Нику. Она заплакала, увидев, что я с парнями, что я против неё. Опять подставился перед ней.

На протяжении всего дня Вероника слышала эту песенку, девушку гоняли как зайца на охоте, и нигде не было ей покоя. Когда наступила большая перемена, класс заметно поредел, половина девчонок куда-то просто исчезли и появились только за пару минут до звонка. С ними в компании был и Гордеев, который также прошлялся весь перерыв неизвестно где. Учительница русского запустила нас в кабинет. Окинув взглядом одноклассников, я обнаружил, что не хватает Ники. Она была не из тех людей, кто опаздывал на урок, поэтому её отсутствие меня серьёзно насторожило.

— А где же Берг? — проверив по журналу присутствующих, спросила Галина Александровна.

— С утра была на месте, — отозвалась Юля, осеклась и поглядела на одноклассников.

Ермакова что-то быстро написала на бумажке и незаметно показала ей.

— Скорей всего она просто не готова к сегодняшней проверочной работе, — сомневаясь и постоянно переглядываясь с Наташей, продолжила Юля.

— Спасибо, я учту это при выставлении оценок за четверть.

В моей голове всё еще больше запуталось. Откуда Наташа могла знать, что Ника не придет на этот урок? Где Ника сейчас и почему не пришла?

Ответы на свои вопросы я получил лишь через двадцать минут в разгар проверочной работы. Постучав в дверь, в кабинет вошла Вероника. Я заметил, что она переплела косы и как-то странно подняла вверх воротник платья.

— Ну надо же! Неужели тебя замучила совесть, и ты решила посетить урок?! Только я тебе уже двойку поставила, прогульщица, и написала записку Петру Андреевичу. Самая умная выискалась, решила себе жизнь облегчить! Садись. В следующий раз пойдёшь сразу к директору.

Ника, выслушав целую триаду о своём неподобающем поведении, молча села на своё место.

— Эх, мало Наташка успела, — досадно протянул Гордеев, проводив её взглядом, — трепалась долго.



LERA SMIR

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться