Её звали Никто

Размер шрифта: - +

1 глава

Её зва­ли Ник­то. По­чему? Ис­то­рия дав­няя и не сов­сем при­ят­ная. Юнос­ти свой­ствен­но быть жес­то­кой. Сколь­ко не пы­тай­ся — не су­ме­ешь по­нять, по­чему, нап­ри­мер, доб­рую и ис­крен­нюю де­воч­ку не­нави­дят, а гру­бого и трус­ли­вого па­рень­ка счи­та­ют ге­ро­ем. Хо­тя, мо­жет, это толь­ко со мной та­кая на­пасть прик­лю­чилась, и мне так не по­вез­ло? Мо­жет быть у ос­таль­ных всё бы­ло нор­маль­но, а я прос­то в детс­тве наш­ко­дил по­рядоч­но, вот и рас­пла­чива­юсь те­перь? Кто его зна­ет. Всю жизнь у ме­ня всё ку­выр­ком да по ямам.

      Мне бы­ло лет пят­надцать тог­да, и мы толь­ко пе­ре­еха­ли в этот се­рый и неп­ри­мет­ный го­родок. Ро­дите­лям тут нра­вилось, а вот я дол­го не мог при­вык­нуть к сы­рой по­годе и час­тым дож­дям. В го­роде жи­ла моя ба­буш­ка, за ней нуж­но бы­ло ко­му-то уха­живать. От­цу по­вез­ло, ему пред­ло­жили хо­рошую ра­боту, по­это­му мы, недол­го ду­мая, поселились у бабушки и ста­ли об­жи­вать­ся на но­вом мес­те.

      Осень бы­ла хо­лод­ная и дож­дли­вая. Ве­тер от­ча­ян­но сры­вал листья, ко­торые тол­ком ещё не ус­пе­ли по­жел­теть, и прев­ра­щал их в не­понят­ную жёл­то-зе­лёную мас­су под но­гами. Я не был из чис­ла по­этов, ко­торые так лю­бят вос­хва­лять осень в сво­их сти­хах. По мне, так луч­ше ле­та нет ни од­но­го вре­мени го­да. Са­мое тёп­лое, са­мое ра­дос­тное вре­мя, ког­да чувс­тву­ешь нас­то­ящую сво­боду. Но что уж по­делать, раз ле­ту при­шёл ко­нец, и в свои пра­ва уже как две не­дели всту­пила эта ры­жая наг­лая осень!

      В тот день я шёл в шко­лу и уго­дил под дождь. До звон­ка ос­та­валось де­сять ми­нут, ког­да я, весь вы­мок­ший, за­бежал в свет­лый холл. Ми­мо ме­ня про­нес­лись и чуть не сби­ли с ног пя­теро гром­ко-кри­чащих пя­тик­лас­сни­ков. Жут­кие дет­и бы­ли в этой шко­ле.

Я быс­тро раз­делся и, за­кинув рюк­зак на од­но пле­чо, по­бежал по ко­ридо­ру. Пер­вым уро­ком дол­жна бы­ла быть моя лю­бимая ал­гебра, и я ни за что бы не прос­тил се­бе, ес­ли бы опоз­дал. Пе­рес­ка­кивая че­рез нес­коль­ко сту­пенек сра­зу, я вих­рем нёс­ся по лес­тни­це, не за­мечая ни­чего вок­руг. От­ку­да пря­мо пе­редо мной по­явил­ся ка­кой-то муж­чи­на, я так и не ус­пел со­об­ра­зить. Я прос­то вле­тел в не­го со всей ду­ри и по­валил нас обо­их на пол.

Тот, ко­го я сбил, оп­ре­делён­но был учи­телем. Я сра­зу это по­нял по ог­ромной ки­пе тет­ра­дей, ко­торая при па­дении вы­лете­ла из его ко­жано­го пор­тфе­ля. Муж­чи­на на удив­ле­ние быс­тро под­нялся на но­ги и от­ряхнул брю­ки. Уви­дев, что ста­лось с со­дер­жи­мым его пор­тфе­ля, он взгля­нул на ме­ня и по­качал го­ловой.

— Ай-яй-яй, как же так, — до­сад­но про­тянул он и, под­няв па­роч­ку тет­ра­дей, ко­торые бы­ли бли­же все­го к не­му, су­нул их в пор­тфель. — Вы, мо­лодой че­ловек, слу­чай­но не фа­шист?

— Чего?

— А что вы без вся­кого объ­яв­ле­ния вой­ны ус­тра­ива­ете втор­же­ние в моё лич­ное прос­транс­тво? Не стыд­но вам?

— Прос­ти­те, — я вмиг пок­раснел и, опус­тив го­лову, на­чал со­бирать тет­ра­ди, — я прос­то на урок опаз­ды­ваю.

— Что за урок хоть? Не­мец­кий, по­ди? — учи­тель вновь хит­ро взгля­нул на ме­ня, от­че­го я на­чал со­бирать тет­ра­ди ещё быс­трее. — К На­талье Сер­ге­ев­не на уро­ки все, да­же про­гуль­щи­ки и ху­лига­ны, бе­гут. Че­го она там с ни­ми де­ла­ет, ума не при­ложу!

— Нет, не не­мец­кий, ал­гебра у ме­ня сей­час.

— В ка­ком ты клас­се? Что-то я тебя не припомню. 

— Вось­мой «А». Я се­год­ня пер­вый день в шко­ле.

— А-а, но­вень­кий? Алек­сей, ка­жет­ся? Я Пётр Ан­дре­евич, ве­ду ма­тема­тику в тво­ём клас­се. Пой­дём со мной, а то ты ещё ко­го-ни­будь собь­ёшь.

Я от­дал соб­ранные тет­ра­ди и поп­лёлся за учи­телем. Мне бы­ло до­сад­но, что я умуд­рился в пер­вый же день так под­ста­вить­ся. По­ка мы шли до ка­бине­та, Пётр Андреевич нем­но­го рас­ска­зал о мо­ём классе.

— Ну, что мо­гу ска­зать, — задумчиво протянул он, — класс, как класс, ни­чего при­меча­тель­но­го. Нем­но­го их толь­ко, все­го че­тыр­надцать ре­бят с то­бой будет как раз. Что-то мне под­ска­зыва­ет, ты с ни­ми быс­тро об­щий язык най­дёшь. Кста­ти, а как ты к ма­тема­тике от­но­сишь­ся?



LERA SMIR

Отредактировано: 13.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: