Её звали Шайнара. Книга первая. Тень

Размер шрифта: - +

3.3.

***

- Призрак! Встань!

Окрик Алхены ворвался в беспокойный сон девочки неожиданно и громко. Она вскочила, но руки и ноги её занемели от холода и неприятно покалывали.

- Ты не покинула Первый Храм, - продолжала наставница, - значит, ты умеешь слушать. Это хорошо. И хоть ты и не из Отмеченных, я стану твоей эзрой и направлю тебя на путь Тени.

Алхена сделала жест рукой, разрешающий девочке говорить.

- Так, меня не убьют? – на всякий случай первым вопросом уточнила та.

- Убьют, если ещё кому-нибудь расскажешь, кто ты есть на самом деле, - ответила наставница. - Но, надеюсь, тебе не придётся больше этого делать. Когда ты покинешь Первый Храм, твоё прошлое останется здесь, и никто никогда им интересовать не будет. Ты же станешь Тенью и получишь новое имя.

- Кто такая Тень?

- Та, что исполняет приговоры.

- А кто их выносит?

- Высший Круг во главе с Верховным магистром. И… достаточно вопросов. Я расскажу тебе, как устроен Орден, когда придёт время.

- Я хочу есть, - сказала Шайнара.

После того, как она поняла, что её жизнь не заканчивается здесь и сейчас, пустой желудок сразу напомнил о себе сосущей противной болью.

Алхена протянула девочке кусок хлеба:

- Ешь. Но запомни: хлеб – ничто, Закон – всё. Повтори.

- Хлеб ничто, закон – всё, - протараторила девочка и быстро откусила большой кусок. Но не успела она прожевать его, как Алхена выбила оставшийся хлеб у неё из рук.

- Закон, - чётко повторила наставница, глядя Шайнаре в глаза, – это не месть! Ты НИКОГДА не сможешь отомстить за свою семью…

Девочка прекратила жевать. Кусок застрял у неё в горле – так были сказаны эти слова.

- …потому что тебя больше нет. Ты - Призрак. И ты сможешь покинуть Первый Храм, только, когда забудешь своё прошлое, ибо у Тени нет прошлого. Тебе понятно?

Шайнара не ответила. Как же так?! Ведь она пришла сюда только за тем, чтобы научиться убивать и отомстить! И Морлав Тейн обещал…

- И у тебя теперь нет выбора, - словно прочитав её мысли, добавила Алхена. - Ибо вставший однажды на путь Судьи, не сможет больше отказаться от него по своей воле.

Шайнара молчала.

- Твоя жизнь теперь принадлежит Ордену. Понятно?

- Но… - начала девочка и тут же получила такой удар по щеке от Алхены, что упала на пол.

- Никаких больше «но», - отрезала наставница. - Закон не приемлет мести. А ты должна стать Законом. Дышать им. Жить им. Теперь это твой путь, и другого уже не будет.

Шайнара потёрла горевшую щеку и поднялась на ноги.

- Меня научат убивать? – решила она сразу уточнить главное.

- Тебя научат исполнять приговоры.

Девочка удовлетворительно кивнула. Но не столько Алхене, сколько своим собственным мыслям. А думала она о том, что притворится и станет тем, кем эти люди хотят её видеть. Она будет прилежно учиться у них. Ведь она видела Морлава Тейна в деле и хорошо запомнила, на что способны Судьи… И она станет такой же. Она обязательно этому научится. Научится убивать также ловко, как это делал магистр Тейн. А потом она покинет Орден, разыщет убийц (она почему-то была абсолютно уверена, что легко найдёт их) и завершит начатое. А потом… потом… потом уже будет неважно. Всё остальное будет неважно!

- А теперь, Призрак, слушай меня и запоминай, - прервала её размышления эзра. - В Первом Храме огонь не должен гаснуть никогда. Это первое правило.

Алхена показала на топор, стоявший возле очага.

- Бери его и иди за мной. Помощи ни от кого не жди. Никто здесь не помогает Призракам.

Шайнара подняла тяжёлый топор и следом за наставницей спустилась по белой лестнице вниз. Обернувшись, девочка увидела, что из себя представлял Первый Храм снаружи – это была двойная скала с несколькими отдельными выходами.

- Каждую ночь с появлением на небе Волчьей звезды ты можешь покинуть Первый Храм, - продолжала Алхена, - но ходи только в этом направлении, - она показала направо, - туда тебе нельзя, – наставница махнула налево, - и вернуться ты должна до первых лучей солнца. Если встретишь по пути других Призраков, общаться с ними тебе запрещено. Всё понятно?

Шайнара кивнула, и они направились по узкой тропе, петлявшей по дну ущелья и уходящей от побережья вглубь острова. Вскоре они очутились в роще, где росли высокие чёрные дубы.

- Вот, - Алхена показала на сухое дерево с желтоватыми крапинками на коре. – Эти дубы больны. Их нужно сжигать, чтобы они не заразили всю рощу. И они послужат отличной пищей огню Первого Храма. Приступай. Но помни, ты должна вернуться до восхода.

И с этими словами Алхена ушла. А Шайнара осталась одна, с непропорционально большим и тяжелым топором. Ей, конечно, не раз доводилось видеть, как отец с братом заготавливали дрова на зиму. Но орудовать самой таким тяжелым топором ей ещё не приходилось.

Она растерянно оглянулась по сторонам. В морвийском лесу, чтобы разжечь костёр, девочка всегда могла быстро насобирать хвороста. Здесь же, в этой роще, на земле было голо и пустынно, словно кто-то специально убрал все ветви и сучья.

Шайнара долго бродила между деревьев с жёлтыми крапинками, пытаясь найти среди них то, которое уже подгнило у основания и могло бы легко повалиться от ударов топора. Но роща оказалась не простой. Кто-то основательно подготовил её к приходу Призраков, так как все оставленные сухие деревья имели обхват в две руки и ещё крепко держались корнями за землю.

Девочка вздохнула, и, оставив попытки облегчить себе работу, принялась за дело. Она выбрала дуб, росший ближе всего к тропинке, ведущей назад, и неуклюже стала его рубить. С каждым взмахом Шайнара чувствовала, как наливаются тяжестью её руки и спина. А что будет, если она не справится и не добудет дров для огня Первого Храма? Она вспомнила, как Алхена ударила её по щеке - но ведь это же такая ерунда! Побьет еще раз? А потом?



Лекса Гор

Отредактировано: 26.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться