Эфемера

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3.

     Проснулась я на рассвете – всё же привычка, выработанная годами, никуда не делась, что меня очень радует. Приняла душ и спустилась на первый этаж. Никого из сотрудников таверны ещё не было в зале, оно и понятно – работа у них начинается в восемь утра, а работники приходят и готовятся к открытию в семь. Сейчас на часах половина шестого, значит, завтраком меня кормить здесь не будут. Жаль. Хотя, я как раз успею за это время сделать зарядку.

         Сказано – сделано. Выйдя на пустырь за чертой города, до которого добежала за добрые пятнадцать минут, без передышки, я уселась на примятую отчего-то траву и, не обратив на это должного внимания, принялась медитировать. Прежде чем начать тренировку, нужно привести мысли и Силу в равновесие, чтобы избежать неприятностей в виде иссушенного резерва или застревания в промежуточном обороте.

         От медитации меня отвлёк шорох, который с каждой минутой становился всё ближе и ближе, всё громче и громче. Рука непроизвольно скользнула к кортику, который всегда при мне, и я застыла в ожидании, параллельно сканируя пространство на изменения в эмоциональном фоне. Вокруг ничего. Может, мне показалось? Это зверёк какой-нибудь бегает, а я уже приготовилась отразить атаку. Что-то у меня какая-то мания преследования развивается! Это не хорошо. Вчера мне казалось, будто кто-то наблюдает за мной, пока я бегаю по рынку, но я не обращала внимания на это, так как было совсем не до моей «паранойи». Теперь вот, кажется, что кто-то крадётся. Непорядок. Надо попить настоечку успокаивающую.

         Шорох прекратился, доказывая, что это, скорее всего, мне всё-таки показалось. Тряхнув головой, отгоняя тревожные мысли и заставляя замолчать внутренний голос, твердивший о моём пошатнувшемся психическом здоровье. Медитацию пришлось прервать, так как привести в равновесие мысли не получалось. Я разозлилась на себя: ну, как можно называть себя Призраком, если я даже с собственными эмоциями не могу справиться?!

Интуиция вопила о том, что в этом поле явно что-то не так, но я запихала её вопли подальше, чтобы не мешала сосредоточиться на Силе, которую я пыталась призвать. Хотя бы перекинуться в какую-нибудь зверушку, да разогнать кровь по мышцам в пылу охоты. Я почти никогда не ела то, что поймаю в животном обличье, только в походах, когда спишь в лесу под открытым небом и питаешься тем, что подарила природа, особо выбирать не приходится. Так и получалось: перекинулась в какую-нибудь большую кошечку, типа льва, и вперёд – охотиться! Иногда я выходила на подобную охоту не потому, что мне нужна была еда, а потому что просто хотелось скорости, побегать по лесу или полю – не важно, ощутить себя частью этого мира, который не так лоялен к разумным своим детям, как к обычным животным. Скажете, а причём тут охота? А при том. При том, охота – это лучший способ получить необходимую порцию адреналина, азарт,  охватывающий разум во время погони за какой-нибудь зверушкой, даже не подозревающей, что её не собираются есть, просто погонять по лесу и отправиться восвояси, лучшее лекарство от хандры и тревожных мыслей.

Возможно, я жестока, потому что всё-таки иногда азарт настолько захватывал меня, что я забывала, что я на самом деле человек и не собираюсь причинять вред этой бедной маленькой зверюге, страх которой кормит меня, как эмпата, на годы вперёд. Однако, я и  убивала. Забывая о том, что мне не нужна смерть этого животного, я всё равно его убивала. Не знаю зачем. Просто так. Это ещё раз доказывает, что я – самое настоящее чудовище.

Вспоминая что я могу сделать, если войду в раж во время охоты, я решила не испытывать судьбу и просто сделать пробежку по полю и вернуться в таверну, а там и доделывать своё гнёздышко. Может, во мне не так много чудовища, как кажется на первый взгляд?

Только я собиралась начать пробежку, как прямо перед моим носом открылся точечный портал, и из него повалилась огромная тяжёлая туша, погребая меня под собой. Я рефлексивно вывернулась из-под тела и надавив коленом на грудь «нападавшему» резко вытащила из ножен кортик, приставив к горлу мужчины. Всё это произошло в считанные секунды, но рассмотрев по ближе «самоубийцу», посмевшего напасть на Призрака, я рассмеялась. Глухо, грустно и тихо рассмеялась. Встав на ноги, я принялась разглядывать мужчину.

Высокий, стройный, с красивым рельефным торсом, спутанными и слипшимися то ли от грязи, то ли от крови, чёрным волосами. И вот, что меня поразило: он был невероятно покалечен. Лицо не рассмотреть от крови, ссадин, синяков, порезов и грязи. Тот красивый, торс, который я непонятно как рассмотрела, тоже весь в кровоподтеках и ранах, а на плече зияет огромная резаная рана. Правая нога сломана, левая рука изодрана когтями неизвестного животного. Да, досталось ему не хило.

Вздохнув, я решила помочь ему. Добить. Чтоб не мучился, ему и так плохо. Приставив кортик снова к горлу мужчины, я услышала тихий хрип, доносившийся из приоткрытого рта сквозь разбитые губы умирающего. На мгновение он разлепил опухшие веки, и я увидела невероятные синие глаза, затуманенные болью и страхом. Но это не тот страх, который испытывают животные, на которых я охотилась, а скорее страх потерять кого-то очень близкого или страх того, что не смог защитить.

Ещё раз тяжело вздохнув, я убрала кортик на положенное ему место, и встала, возвышаясь над телом.

- И что же мне с тобою делать, дружок? – Спросила я у бессознательного мужика, свалившего на меня, в прямом смысле этого слова.



Анастасия П.

Отредактировано: 26.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться