Эфемеррия

Размер шрифта: - +

Глава 2

Очнулась я на рассвете и обнаружила себя лежащей на лавочке в сквере. Солнце беспощадно резануло по глазам, я болезненно поморщилась и отползла в тень. Обхватила голову руками, пытаясь заглушить поселившиеся в ней отбойные молотки.

Черт, что вы со мной сделали?!.. Внутри похолодело от осознания, что зеленоглазый мог вероломно воспользоваться мной для сексуальных утех, и из горла вырвался страдальчески стон. Ну, надо же быть такой дурой! Но через пару минут, не обнаружив на себе следов насилия, потерялась в догадках.

Я хотела было позвонить Демьяну и попросить, чтобы он меня забрал, но храбрости хватило лишь на смс о том, что я жива, здорова и скоро приеду сама.

Проветрив мысли, я полезла в сумочку и нашла зеркальце, показавшее мне очень усталое и измученное лицо, расческу, которая наскоро собрала волосы в хвост и подозрительную визитку. Усиленно вспоминая, откуда она взялась, я достала прямоугольник белой и плотной бумаги, с красивой надписью: «Тайны и желания». На обороте алыми чернилами от руки было написано: «Всю нужную информацию вы отыщете здесь. С уважением, Табриис».

Чуть не плача от облегчения и радости, я перекинула клатч через плечо и осмотрелась. Ведь не просто так меня занесло в этот сквер. Да, нехорошо выкидывать девушку неизвестно куда, но сейчас думать об этом не хотелось.

Не пройдя и пары метров по вымощенной белыми камнями дорожке, я заметила вывеску: кафе «Тайны и желания». Мне стоило огромного труда не пуститься бегом и не сломать злосчастные каблуки, неприспособленные для ходьбы по округлым булыжникам. Но нетерпение подстегивало, и я довольно быстро добралась до миленького трехэтажного здания в старинном стиле.

Над головой звякнул колокольчик. Я вздрогнула и нерешительно переступила порог кофейни.

На первый взгляд, очень уютное место: светло-бежевые и сливочные тона, мягкие кресла, круглые аккуратные столики вдоль панорамных окон, кремовые занавески, дрогнувшие от легкого сквозняка. Но обольщаться не стоило. Поборов неуверенность, я поглубже вдохнула аромат шоколада, дразнящий нос, и направилась к барной стойке. На ходу одернула узкое платье, стремящееся собраться на талии.

Колокольчик звякнул повторно, и я прошла вглубь помещения за сверкающий белизной столик. Неприсущая мне подозрительность после ночного приключения держала крепко, заставляя быть предельно внимательной.

Вошедшим оказался карликом в старомодном жёлтом камзоле с рядом золотых начищенных до блеска пуговиц. Из кармана свисали часы на золотой цепочке. На голове –цилиндр того же оттенка. Удивительный человек. Может, актер?

Карлик чинно прошествовал к барной стойке, до которой доставал лишь его крючковатый и, по ощущениям, неоднократно сломанный нос, и попросил у официанта чашечку горького шоколада со щепоткой ясности. Официантка вежливо кивнула и поспешила выполнить заказ. А необычный посетитель, пыхтя и недовольно кривясь, взобрался на высокий стул, манерно положил свою шляпу рядом и, не мигая, замер. Возможно, он и моргал, но мне его профиль показался восковой маской, следившей за настенными часами, на которых замерли все стрелки, кроме секундной. Да и та не стремилась по кругу– просто подрагивала в такт сердечного ритма.

Что-то завораживающее и жуткое было в этих часах, незримое и притягательное. По крайней мере, мне так показалось. Я поймала себя на мысли, что непроизвольно считаю каждый их удар.

Наваждение спало, как только звякнула чашка с горячимнапитком.

Я отругала себя за рассеянность, но собраться с мыслями не успела, так как возле меня нарисовалась та самая официантка с белой, слегка растрепанной косой, больше похожая на лесную нимфу с ярко-синими глазами. Она приветливо мне улыбнулась, раскрыла блокнотик в виде сердечка и приготовила карандаш.

– Что будете заказывать? – вежливо поинтересовалась нимфа.

Вцепившись в край стола, я постаралась не выдать охватившего волнения и попросила чашечку кофе. Официантка нахмурила светлые брови и, все так же мило улыбаясь, выдала:

– Мы не подаем экзотические напитки. Только классический горячий шоколад с наполнителями на выбор.

«С каких это пор кофе стал экзотикой?»

– Белый, темный, черный шоколад?

– Темный, – быстро выпалила я.

– Наполнитель?

– На ваш выбор.

Девушка будто меня не услышала и принялась перечислять:

– Веселье, предвкушение, удача, мудрость, терпение, влюбленность... – Она бросила на меня оценивающий взгляд. – Вы выглядите усталой. Возможно, щепотку бодрости?

– Да, бодрость мне бы не помешала, но вряд ли кружка шоколадного напитка ее вернет.

Видимо, мои резкие слова задели нимфу, и она высокопарно заявила:

– У нас самый лучший шоколад!

Я мысленно закатила глаза, прося у высших сил побольше терпения, но спорить не стала и вынула из клатча фотографию:

– Вы видели эту девочку?

– Ваш шоколад будет готов через пару минут, – словно не услышав меня, протараторила блондинка.

– Подождите…

Но девушка, точно солдат, зашагала в центр зала, туда, где обосновалась моложавая старушка, с ног до головы увешанная блестящими побрякушками.

Скрипнув от досады зубами, я осторожно, с любовью разгладила фото, с которого мне улыбалась симпатичная девочка лет десяти. Обрисовала кончиком пальца тоненькую фигурку, милое личико в обрамлении темных кудрей, и спросила у безмолвного снимка в тысячный раз: «Куда же ты подевалась, моя Малинка?»

Чувствуя, как подступают слезы, а во рту образовывается горечь, я больно ущипнула себя. Но примириться с совестью не удавалось: постоянно грызущая вина угрожала лишить и рассудка и последних сил. Если зеленоглазый не солгал, я что-нибудь выясню.



Алеся Троицкая

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться