Эфемеррия

Размер шрифта: - +

Глава 5

Северия солгала: ни через десять, ни через двадцать минут страх никуда не делся. Тело покалывало и трясло, а мозг рисовал себе монстров, в которых тут же начинал верить.

– Простите, мистер Локхарт, я не думала, что она такая бестолковая.

– Вернись к работе, Северия.

Чужие руки попытались меня приподнять, но я лишь сильнее вжалась в перила и заголосила в панике:

– Нет, нет, нет!!!

Не церемонясь, меня все же отцепили от резной деревяшки, едва не вывихнув плечевые суставы, и подняли на руки.

– От вас слишком много проблем, мисс Воронина.

Прогнав мелькающие перед глазами тени, я умоляюще посмотрела на мужчину, прижимавшего меня к своей груди:

– Прекратите это… безумие! Прошу вас…

– За все приходиться платить, а за магию – в двойном размере. Моя ошибка. Все же нужно было дать вам больше времени.

– Не нужно мне ваше время! – захныкала я. – Отпустите меня домой!

Мы поднялись к моей разрушенной каморке, и тут меня настигла новая волна паники. Я в диком ужасе закричала «нет!», сцепляя пальцы в замок на чужой шее.

– Не оставляйте меня одну! Мне очень страшно, пожалуйста! – жалобно протянула я.

Я не видела колебаний мистера Локхарта, но на долю секунд их почувствовала. Его тело напряглось, а руки на моей талии сжались сильнее.

– Думаю, к вечеру вы оправитесь. – Он все же опустил меня на прибранную кровать и накрыл пледом. – Сон – лучший лекарь. Отдыхайте.

Мужчина уже хотел уйти, но я отчаянно схватилась за полы его светлого пиджака. Хотела попросить, чтобы он остался, но язык словно прирос к небу. Пришлось разжать руки.

– Простите…

Я накрылась с головой пледом, создавая свой маленький мирок уюта и безопасности, в котором не существует сверхъестественного и монстров.

 

***

Солнечный зайчик настойчиво лез в глаза, а свежий ветерок обдувал разгоряченное тело, которое всю ночь терзали галлюцинации. Не сразу сообразив, где нахожусь, я приподнялась, стряхнула с себя одеяло и застыла, с недоумением оглядываясь. Как это возможно? Комната, которую я помнила как эпицентр хаоса и разрухи, была чисто прибрана. Никаких следов землетрясения. Ни трещин, ни осыпавшихся потолков, ни поваленной мебели – все было идеально. Как будто ничего и не произошло.

Но не это заставило окончательно проснуться и выбило почву из-под ног, а приоткрытая оконная рама, к которой тянуло ветвь огромное дерево с острыми резными листками.

Ежась от утренней прохлады и подгибая озябшие пальцы, я подбежала к подоконнику и с любопытством воззрилась на это чудо природы. Откуда в кирпичном тупике появилось дерево? Огромное и мощное, с нереально сочной кроной, оно выросло прямо в бетоне, который вздулся и пошёл трещинами от мощных корней.

Я непроизвольно потянулась навстречу сочной зелени и наполовину высунулась из окна, стремясь коснуться молодых листочков, но в это момент за моей спиной многозначительно откашлялись.

С глухими ударами сердца я втянула себя обратно, словно меня поймали за чем-то непристойным.

– Самая глупая смерть – это смерть по неосторожности. – Порыв ветра рывком захлопнул створки за спиной, и я подпрыгнула на месте.

– Эварт?!

– Оправилась? Слышал, что ты вчера учудила, – язвительно пропел парень, кусая сочное яблоко, сок от которого тут же потек по его татуированной руке. – Жаль, я это пропустил.

Я хотела его послать, но почувствовала на себе очень нездоровый взгляд с проблеском любопытства. Мне потребовалось три секунды, чтобы осознать, что я стою перед мужчиной практически голая. Вскрикнув, я прикрыла грудь руками и стремительно забежала в ванную.

«Черт! Черт! Черт!»

Я оглядела себя в висящем на стене овальном зеркале. Я была в одних трусиках, а одежда, в которой я вчера завалилась спать, была аккуратно сложена на тумбе. Я со стоном стукнулась затылком о дверь, проклиная того, кто меня раздел, и Эварта с его утренним визитом. Чтоб ему пусто было!

– Варвара, – елейно и издевательски промурлыкали за дверью, – не все так плохо. Пара пластических операций исправит все дефекты…

– Иди к дьяволу! – зло крикнула я, пытаясь холодной водой заглушить стыд, окрасивший лицо алым. Но, сколько бы я ни умывалась, лицо горело, а ущемленная гордость требовала отмщения. Я вновь глянула на свое отражение, но тут же отскочила назад: с зеркальной поверхности на меня вновь уставился ухмыляющийся меломан.

 – Уйди из моей головы!

Я схватила тяжелую мыльницу и со всей силы швырнула в ненавистную рожу. Зеркало пошло трещинами и осыпалось на пол, отражая в осколках множество смеющихся лиц.

– Чтоб вам провалиться в ад вместе с этим проклятым местом!

Я быстро оделась, собрала волосы в тугой пучок и, не сдерживая новую порцию проклятий, резко открыла дверь. Но комната оказалась пуста. Недогрызенное яблоко лежало низеньком столике вместе с подносом, на котором дымился аппетитный завтрак: каша, сок, пара круассанов и ароматный чай.

Зарычав от досады, я хотела было вышвырнуть поднос в окно, но практичное внутреннее «я», научившееся еще в детдоме ценить хорошо приготовленную пищу, заверещало и заставило меня все это съесть.

Проглотив завтрак, я схватила поднос и спустилась в кафе, где уже порхала Северия, готовя заведение к открытию.

– О, сегодня без опозданий? – усмехнулась девушка, указывая пальчиком на примыкающую к залу кухоньку, куда я могла отнести поднос. – Вижу, Эварт пожелал тебе доброго утра? – скользнув взглядом по моему лицу, усмехнулась блондинка.

Я кивнула, присаживаясь на высокий табурет. Не зная, как тактично полюбопытствовать, выпалила:



Алеся Троицкая

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться