Эфемеррия

Размер шрифта: - +

Глава 11

 – Да вы шутите!.. Бред! – Я помотала головой. – Как меня могли украсть феи, если я всю жизнь прожила в приюте? Я же правильно понимаю: речь идет о мифе, где вместо детей в колыбель любящих родителей подкладывают мерзких, орущих, вечно чем-то недовольных выродков, а человеческих детей забирают в страну фей… – Я скептически хмыкнула. – Нет, не может быть, только не со мной…

 – Вы все понимаете правильно, мисс Воронина, но неправильно относитесь к данной информации. Если Йейтс подтвердил, что на вас было воздействие со стороны фейри, я склонен ему доверять.

– Бред! Бред! И еще раз бред! – Я начинала злиться. В то, что у меня могли быть родители, которые очень меня любили и у которых впоследствии меня украли злобные фейри, верить не хотелось. За столько лет пролитых слез и одиночества пришлось смириться, что я никому не нужная ошибка какой-то горе-мамаши и что мне, в принципе, плевать на нее. И когда на меня вываливают информацию, что все могло быть не так, как я думала, мне стало страшно. Ведь переворачивать пласт укоренившегося мировоззрения очень сложно.

 – Вы правы лишь в одном, мисс Воронина: вас не могли унести в страну фей, так как проход в нее до недавнего времени, – мужчина сделал многозначительную паузу, – был закрыт.

 – Вы о двери в своем подвале? – с придыханием произнесла я, понимая, что совсем ничего не понимаю. Пыл стал спадать, и я пытливо посмотрела на мужчину, но он ушёл в себя, над чем-то задумавшись. Через пять минут переминания с ноги на ногу я не выдержала:

 – Или вы все мне рассказываете, или я отказываюсь вам подчиняться и куда-либо двигаться! – Я упрямо упала на пятую точку в позу лотоса и скрестила на груди руки.

 – Тогда мы не сможем найти вашу сестру, – парировал мужчина, не останавливая потока бурных мыслей, в котором пребывал. – Вдобавок застудите почки. Разве вам не известна хрупкость человеческой природы? Земля стылая и вряд ли вас пощадит.

Мое лицо налилось краской, но я упрямо вздернула подбородок. Внутри начало клокотать от безразличного тона мужчины, от его безучастного лица, бездушного взгляда. Я с трудом сдерживала ругательства за плотно сжатыми зубами, так как в памяти были свежи воспоминания о звере, который начинал вырываться на свободу, как только Ингварт выходил из себя. Может, поэтому он выдавал так мало эмоций, держал себя в руках, контролируя разрушающую сущность? Или все банальнее до безобразия, и всему виной отмеренная ему вечность, за которую он себя потерял, разучившись быть кем-то еще, кроме холодного, отстраненного мистера Локхарта.

Сейчас он было дернулся, чтобы силой поставить меня на ноги и посильнее встряхнуть, но вместо этого опустился окинул меня снисходительным взглядом.

 – Вы, мисс Воронина, не что иное, как мой просчет! Вселенская ошибка! Бич человеческого рода! Вас априори не должно было быть. – Его серые глаза угрожающе сузились. – Лишь слова моего друга о том, что на вас было воздействие фейри, удержало меня от того, чтобы немедленно не свернуть вам шею. Мне важно разобраться, каким образом вас сотворили, сделали из вас ключ в Альвхейм, чтобы впредь не допустить подобного. Но для этого вы, по крайней мере, должны встать и пойти за мной. Носить вас на руках я точно не собираюсь.

Я закатила глаза и нехотя поднялась, отряхивая плащ и ладони от липкой глины.

 – Вы на меня вешаете слишком много ответственности. Но я даже не до конца понимаю, в чем моя вина.

 – В том, что вы открыли дверь, которая никогда не должна была открыться. Вы потревожили древних стражей и нарушили границу между вашим миром и миром фейри.

 – Вы так говорите, словно сами не принадлежите к одному из этих миров.

Мое замечание он пропустил, и я, тяжело вздохнув, задала более насущный вопрос:

 – То есть, вы хотите сказать, что в вашем подвале – портал, ведущий в мир фей?

Ингварт кивнул.

 – И этот портал единственный?

Мужчина кивнул повторно.

 – Но как же тогда эти ребята? – Я указала за спину Ингварта, туда, где шастали представители сказочного мира. – Разве сейчас мы не в стране фей?

Мужчина фыркнул, явно не впечатлённый моими умственными способностями, и зашагал вдоль практически пустой улицы. Я побежала за ним, пытаясь не упустить ни одного слова.

 – Я, кажется, уже пояснял: это искусственно созданное измерение внутри вашей реальности, и к другому миру оно отношения не имеет. Эфир можно сравнить с пузырем, где искажаются границы материи, образуя дополнительное пространство, и преломляется временная нить, не более. Если хотите простым языком, это убежище, скрытое от глаз людей, где любой представитель волшебного народца может почувствовать себя как дома.

 – Но как фейри вообще попали на Землю, если дверь в вашем подвале до моего прихода была запечатана? И почему вы не пускаете их обратно?

Мужчина резко остановился, и я впечаталась в его спину, не успев среагировать. Нос защипало, и я болезненно засопела.

 – Вы слишком бледны, мисс Воронина. Если не будете хорошо питаться, заболеете. – Он бестактно схватил меня под локоть и потащил за собой, свернув в незнакомый проулок с зияющей черной дырой впереди. Стало ощутимо холоднее. Стужа пробиралась не только под полы кожаного плаща, но и под плотную джинсу, покрывая кожу мурашками. Если секунду назад я была готова отгрызть себе руку, только бы не прикасаться к мужчине, то сейчас прижалась к его боку, с тревогой оглядываясь и понимая, что свет от нас все дальше и дальше, а впереди – только пугающая тьма, которую не смог разорвать даже фонарик.

 – Вы решили от меня избавиться? – тревожно пошутила я, выпуская белое облачко пара на заледеневшую ладошку.



Алеся Троицкая

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться