Эффект крови 3. Продавец крови

Размер шрифта: - +

Глава 25

Я проснулась за минуту до звонка. Как солдат, торопливо спрыгнула с кровати и оделась.

Одежду выбрала неброскую: темно-серые джинсы, черные водолазку и куртку. На часах три утра, и время было рассчитано по минутам.

По карманам я распихала две лишние обоймы, да еще взяла с собой старый нож Эмиля. Избыток боеприпасов всегда заставлял меня нервничать, но что поделать?

Вечерний дождь не успел просохнуть, и свет фонарей расплывался на мокром асфальте. Дороги пустые, одна я месила лужи, да вдоль обочины горели огоньки такси.

Скоро я добралась до места. Проселочная дорога терялась между деревьями – к дому Феликса я собиралась выйти через лесопосадку.

Ночью похолодало, изо рта вырывался легкий пар. Руки задубели, и я шла, по очереди отогревая их в карманах.

Минут через десять я наткнулась на черный забор с фигурными зубьями поверху – владения Феликса. С той стороны вроде тихо. Я вскарабкалась по ледяным и еще влажным от дождя и росы прутьям, спрыгнула и пригнулась.

Я попала на задний двор. Впереди был дом, темный и мрачный. Слева виднелся небольшой кирпичный домик – гараж или сарай. Весь участок засыпан мелким светлым гравием, и он словно светился в темноте.

Я подбежала к дому и пошла вправо, пригибаясь под оконными проемами. Это была лунная сторона и сквозь окна я различила очертания длинного коридора. Осторожно заглянула за угол: над крыльцом нависал внушительный балкон второго этажа, его поддерживали кирпичные столбики.

Дверь, конечно, закрыта. С торца должна быть еще дверь – вход для доноров. Уверена, что и она заперта. Окна проверять бессмысленно.

Я ставила на балкон. Алена говорила, там раздвижная дверь.

Взобраться наверх оказалось не так просто, как я рассчитывала. К тому моменту, как я оказалась на балконе, руки были исцарапаны об кирпичи, а под ногти забилась цементная крошка. Я присела перед дверью и достала нож. Если вскрыть не получится, придется пробовать запасной вариант – звонить в звонок внизу и брать Феликса в заложники.

Ладно, это потом. Я безуспешно попыталась отжать пластик снизу и вернулась к защелке, вставила нож и вбила его со всей силы.

Стеклянная дверь легко отошла в сторону. В нос сразу же ударил сухой запах пыли. Комната была пуста: мебели нет, обои ободраны, словно их терзала огромная кошка.

Я пересекла комнату и приникла к двери, слушая дом. Вроде тихо. Можно идти. За ней начинался короткий коридор, в конце угадывались массивные перила лестницы. Я осторожно спустилась и свернула влево – к спальне Феликса.

Дом не выглядел обжитым. Пахло пылью и новым деревом. Полупустые комнаты навевали чувство одиночества, как бывает в заброшенных местах.

В окна по правой стороне коридора заглядывала полная луна, расчертив пол квадратами зыбкого света. В саду от ветра качались ветки, и тени на беленых стенах колыхались, как в фильме ужасов.

Увидев приоткрытую дверь в конце коридора, я шагнула к противоположной стене и приблизилась. Аккуратно заглянула в комнату и когда глаза привыкли к темноте, различила смутные очертания кровати и силуэт под одеялом.

Несколько секунд я вслушивалась в ровное дыхание и тихо-тихо потянула из кобуры пистолет, а затем пошла к изголовью кровати. Мышцы напряглись, реагируя на опасность.

Ковер надежно глушил шаги. Осматриваться некогда – взгляд был прикован к спящему.

Лица Феликса я не видела, зато рядом с расслабленной рукой, откровенно выделяясь на светлой простыне, лежал пистолет. А ведь Алена, эта стерва, убеждала меня, что оружия он не держит…

И если я хочу с ним поговорить, мне придется вынуть пистолет из его пальцев.

Я перевела дыхание, но заставила себя приблизиться. Нависла над ним и медленно потянулась за оружием. Только бы половица не скрипнула…

Вдруг Феликс перестал дышать и в комнате стало так тихо, что я покрылась мурашками.

В ту же секунду вампир отбросил одеяло и вскинул руку. Желудок сжался в ледяной ком – инстинкт безошибочно распознал позицию стрелка. Мы были совсем рядом, так близко, что ему даже не пришлось вытянуть руку, чтобы прицелиться. Где-то пол шага. А массивный матовый пистолет, такой же, как у меня – Хеклер и Кох, проделает ого-го какую дыру.

В рукопашной я не выстою, но выбора у меня не было – я повисла на его руке, пытаясь отвести ствол в сторону. Грохнул выстрел и меня окатило пороховыми газами. В ушах зазвенело, но пуля ушла в стену.

Одним рывком я прижала пистолет к его скуле, чувствуя, как под дулом проминается плоть, и взвела курок.

– Замри, – прошептала я, чувствуя, как губы опаляет судорожное дыхание. Только теперь меня начал бить озноб. Рука задрожала так сильно, что я едва с ней совладала.

Патовая ситуация: с одного выстрела я его не завалю, а вот он может убить меня одним ударом.

Я смотрела Феликсу в глаза, похожие на акульи – два темных пятнышка без малейшего проблеска интеллекта. Он выглядел по-настоящему хреново даже для вампира. Я случайно разбила ему губы рукояткой, и подбородок был выпачкан кровью.

– Бросай, – сказала я.

Он застыл на мгновение, но все-таки разжал пальцы, и пистолет грохнул об пол.

Левая рука была под подушкой и мне это не нравилось. А еще неплохо бы от него отлипнуть, пока он не свернул мне шею.

Подушка вздрогнула, словно под ней сжали кулак.

– Убери руку.

Феликс медлил.

Он ни в грош не ставил мои угрозы, а я не уверена, что буду стрелять, если он не послушается. Как знакомо. От этого снисходительного презрения помогает только боль – ее вампиры очень хорошо понимают.

– Убери, – я сильнее вдавила дуло в лицо, перенося вес на руку.

Но он замер, как камень, уродливое лицо было похоже на восковое – словно он неживой. От напряжения у меня свело плечи и шею.



Мария Устинова

Отредактировано: 20.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться