Эффект молнии. Дикторат (1 часть)

Размер шрифта: - +

Глава 10

Лишь в участке среди ребят из стражи Эдэру удалось избавиться от муторного смешения чувств: удовлетворения, что все получилось, предчувствия опасности и дискомфорта, который гигант испытал из-за собственной лжи. Нет, он, конечно, не был олицетворением честности, но еще со времен детского деревянного меча Эдэр научился закон уважать. А теперь его нарушил. Нагло. Перед всеми.

И если в случае с Тимом все было ясно, то стоила ли чумашка подобных жертв, гигант не знал. А досада от потери контроля над собой претила душе больше всего. Но обратного пути не было. Эдэр сплюнул от злости. Надо же! Расчувствовался...

Ворвавшись в участок, начальник отчитал тех двоих за оплывшие после питейных излишеств физиономии так, что мало не показалось.

- Еще замечу, что пьете в неделю дежурств, - грохотал он, - высеку собственноручно у всех на виду, а потом пошлю на дальнюю границу ящериц считать.

Проняло не только провинившихся. Однако скоро повседневные дела закружили его и отвлекли от хаоса в мыслях. Эдэр проверил арестантов — пару бродяг, которых принуждали осесть и начать работать; отправил в дозор на озеро отряд, принял отчет вернувшихся с застав дежурных. Все бы ничего, если б не донесение осведомителя, что на территории химичей опять зашевелились недовольные. Вроде бунтом пока не пахло, но задуматься следовало. Прижать, пока не опомнились? Или, наоборот, поиграть в демократию, выловить по одному горлопанов и вернуться к спокойной жизни? Эдэр выбрал бы первое. Жаль, что такие решения принимал только командо при участии Совета. Эдэр уже собрался отправиться к отцу на доклад, когда в коридоре участка послышалось хнычущее: «Ой, дяденька, дяденька, не буду больше, отпустите! Отпусти-ите!» И рычание старшего смены в ответ. Эдэр выглянул из кабинета.

Мордоворот Михал тащил худющего пацана лет десяти-одиннадцати. Он еле успевал перебирать ногами-жердочками за метровым шагом Михала и с потешным выражением лица пытался тянуть голову вверх за ручищей старшего смены, чтобы тот ухо совсем не оторвал.

- Воришка? - поинтересовался Эдэр.

- Никак нет, - остановился Михал, и мальчишка затормозил, врезавшись макушкой в широкую грудь старшего смены. - Вам веду показать, начальник. Паршивец больно язык распустил. Пакости всякие болтает.

Эдэр скрестил руки и облокотился о притолоку:

- И о чём же?

- Про вас стишки читал, говнюшонок.

- Про меня, говоришь? - усмехнулся начальник стражи. - Ну-ка, ну-ка, послушаем.

Мордоворот отпустил ухо мальчишки и ткнул его в спину:

- Читай. Читай, говорю.

Пацан виновато посмотрел на Эдэра, помялся. Его рожица под рыжими вихрами с заостренным подбородком и пронырливым носом, с веснушками и живыми глазами цвета спелого каштана была похожа на мордочку лисёнка. Пацан вздохнул, набрался смелости и с видом «будь что будет» начал декламировать быстро и чётко, помогая себе жестами, как делали в старину рэпперы:

«Йо, йо...бро... Вот что скажу...

Не совру. Докажу.

С криком «Хэйдо» и ударом меча

Головы разом слетают с плеча...»

Краснея, мальчишка сделал паузу и перестал махать кистью, потому что Эдэр расхохотался на весь участок, а потом велел сквозь смех:

- Валяй дальше.

И тот продолжил, покачиваясь в ритм строчек:

«Не принимает совсем полумер

Стражи начальник, … горилла Эдэр.

Руки ты в ноги возьми и беги.

Вдруг сын командо не встал с той ноги».

- О как! - хмыкнул тот, кого назвали гориллой.

«Если по улице топот и гром,

Значит, несется с копьем и мечом.

Слышишь «Хэйдо»? Лучше прячься в кусты,

Чтоб языка не лишился и ты

Йо...»

Мальчишка замолчал, опустил руки, а потом добавил:

- Всё.

- А тебе, значит, своего языка не жалко? - хмыкнул начальник стражи, испытующе глядя на юного наглеца.

- Простите, я больше не буду, - опустил глаза пацан, а затем поднял их с таким видом, какой в народе издревле называли «сделать котика».

- Сам придумал? Или взрослые надоумили? - придал голосу суровости Эдэр, хотя ему происходящее казалось забавным. Мальчишка даже не подозревал, как помог расслабиться грозе мегаполиса нахальным рэпом.

- Сам...

- У тебя неплохо выходит, - осклабившись, сказал гигант. - На порку заработал. Гориллой.

- Я не назло... Просто всклад.

- В следующий раз другой всклад искать будешь.

Уличный стихоплёт потупился снова.

- Я у него еще запрещённую бумажку нашёл, - сообщил Михал и протянул сложенный вчетверо пожелтевший лист когда-то глянцевого журнала.

- Читаешь? - нахмурил брови начальник стражи.

- Не-ет, - совсем оробел пацан. - Там просто девушка красивая. Вы посмотрите. Я на картинку все свои камешки везучие выменял. А букв я не знаю даже...

Эдэр развернул листок, затёртый на местах складок, и опешил — оттуда смотрела на него чумашка, точнее, почти чумашка — чрезвычайно похожая на нее девушка в соблазнительной позе под надписью Playboy. Совершенно голая, если не считать нечто маленькое и кружевное на округлых бедрах и чуть прикрывающие груди нити бус. Волосы у холёной, чересчур приглаженной красотки были гораздо короче и далеко не такие роскошные, как у Лиссандры, ногти почему-то синие, а взгляд - зовущий. А так, точно чумашка. Слева возле изображения было крупными буквами написано: «Колумбийская супермодель поселилась в Барвихе».

Эдэр закашлялся, и ворох будоражащих мыслей, задвинутых подальше рутинными делами, снова запестрил в голове. Духи издеваются над ним, что ли? Но гигант взял себя в руки.



Галина Манукян

Отредактировано: 23.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: