Эффект молнии. Дикторат (1 часть)

Размер шрифта: - +

Глава 13

- Только не подеритесь, - просяще улыбнулся Тим, стоя на пороге.

Эдэр усмехнулся. Другу не хватало разве что синего платочка в руки — помахать на прощание, как славянка в старой песне.

Чумашка, словно выпущенная из клетки дикая кошка, почуявшая запах леса, дичи и свободы, огляделась, повела носом и тут же рванула вперёд.

Гигант лишь кивнул другу и понёсся за девчонкой. Не прошло и пары минут, как они уже выбрались из сада.

Неудержимая, ловкая, с луком за плечами и стрелами в тубусе на бедре, чумашка перепрыгивала через камни, огибала кусты, наслаждаясь каждым движением, каждым глотком свежего воздуха, молча изумляясь буйству зарослей и высоте деревьев. И Эдэр, следуя рядом, ловил это наслаждение, впитывал его вместе с ней, как высушенная губка приятную влагу. Оттого и лес в предрассветной дымке, и трава в росе, сине-зелёная в прогалинах, и разноголосица сверчков казались Эдэру восхитительными. Будто видел он всё это в первый раз. Будто по немыслимому волшебству смотрел её глазами, чувствовал её телом. И пусть любую пичугу можно было поймать в двух шагах от сада, Эдэру было так хорошо, что не хотелось останавливаться — лишь бы бежать по лесу бок о бок, как два дикобарса.

Чумашка обернулась:

- Какие птицы тут у вас водятся? Воробьи не в счёт.

- Много разных, - так же шепотом ответил он, - но для вашего дела лучше поймать экземпляр покрупнее: сокола, кречета или горного гуся. Покажу, где. Заодно и место посмотрим, куда переселиться подальше от жрецов.

- Хорошо, веди. - Чумашке тоже явно не хотелось возвращаться быстро.

И Эдэр внезапно понял, что именно ему так нравилось в ней. Отсутствие фальши и эта яркая страсть к свободе - её девушка, казалось, излучала каждой своей клеткой: блестящими волосами, живым взглядом, гибкостью мышц, плавно перекатывающихся под кожей при движениях. Двигалась она быстро и грациозно, как умеют только хищные кошки. Кстати, они не выживают в неволе. Командо хотел держать в зверинце такую красотку с жёлтыми глазами и смоляным мехом, но сколько бы их не ловили, те дохли, не глядя на отборное мясо.

А Эдэру хотелось, чтобы Лиссандра жила. До своего возвращения в убежище он чуть с ума не сошёл, думая, жива ли помеченная или дар уже убил её. Оттого взвился, когда выяснилось, что чумашка обманула и уже с зимы живет после удара молнией. Ни много, ни мало — полгода. Это значило, что дар у Лиссандры был не таким, как у других. Выходит, Эдэр волновался зря. Как последний дурак.

То, что женщина способна охотиться, вырезать из дерева вполне годный лук и стрелы, для гиганта было в диковинку. Нет-нет, да в душу закрадывалась досада от того, что Лиссу приходится и придётся скрывать, тогда как наложницы, которые причитались ему по закону, были интересны не более садовых улиток. Чёрт, была в этом какая-то несправедливость, но как всё изменить, Эдэр не знал. А изменить захотелось. Он поймал себя на мысли, что кланы, которых они подчинили, возможно, живут лучше глоссов, ведь у них оставались изжившие себя традиции жить семьёй вместе с женщинами, а не исключая их. Хотя, - думал Эдэр, - Мадара и Танита тоже не из местных. Но в них ничего от чумашки не было, лишь предсказуемость и скука. Может, управы из кланов специально таких присылали глоссам? Или глосские надсмотрщицы настолько ломали характер наложницам? Чёрт их разберёт! Главное, сейчас он с Лиссандрой. И это было интересно.

 

* * *

Эдэр знал эти горы хорошо, и потому повёл Лиссу вверх, к плато. Уж очень хотел поразить. А такого, что покажет, она точно в жизни не видела.

Лес кишел звуками: стрекотал, шуршал, заливался трелями птиц, касался кожи прохладными листьями и влажной порослью. Эдэр и Лисса пробирались по узкой тропе мимо резко пахнущих зарослей самшита, мимо стройных рядов корабельных сосен, меж которых расползалась голубая дымка, мимо густо обвитых гигантским плющом буков, кряжистых дубов и причудливых скалистых стен, уносящихся серыми глыбами к небу. Девушке всё было в новинку, пожалуй, кроме камней и валунов, но она старалась этого не показывать.

«Гордая! - подумал Эдэр. - Ну, ничего. Всё равно удивишься».

Они замедлили шаг на подъеме. Воздух постепенно из сизого превращался в серый, затем в белесый, а потом стал наполняться желтоватым теплом. Тропа свернула к естественной лестнице из камней. Поднявшись по ней, охотники вышли на плато в тот момент, когда небо залилось нежно-оранжевым. Трава утратила синеватый оттенок и заискрилась бриллиантами росы под вырвавшимися, наконец, из-за дальней гряды, лучами солнца.

Лиссандра остановилась. Эдэр осторожно коснулся её предплечья и показал пальцем вниз:

- Смотри!

- Духи...

Эдэр с таким удовольствием наблюдал за изумлением, восторгом, неверием на лице девушки, словно голубое озеро, раскинувшееся внизу в окружении сосен, смастерил сам.

- Сколько воды!

- Красиво? - улыбнулся он.

- Да-а-а, - только и смогла она выдохнуть.

Эдэр расправил плечи и с довольным видом оглянулся:

- Хотел тебе показать. Теперь можно и поохотиться.

Дом жреца и каменные ворота шлюзов остались скрытыми за лесистым мысом. Кордоны они обошли седьмой тропой, поэтому здесь можно было оставаться спокойным, зная наверняка, что никто не сунется.

Лиссандра нехотя оторвалась от созерцания красот.

- Эх... Ладно. Дело, и правда, не ждёт.

Она обвела глазами плато, запрокинула голову, её взгляд зажёгся азартом. В небе над ними кружила птица. Какая-то из хищных, но отсюда было не разглядеть. Девушка молниеносно достала из-за спины лук, положила стрелу и завела локоть назад, натягивая тетиву. Прищурилась, следя за целью. Проделала она всё это как заправский охотник, и Эдэр понял, что — не лгала. Он снова коснулся её руки:

- Погоди. Слишком высоко.

Но упрямица не послушалась. Затаила дыхание и выпустила стрелу. Птица камнем полетела вниз.



Галина Манукян

Отредактировано: 23.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: