Эффект наблюдателя

Размер шрифта: - +

Эффект наблюдателя

Удушливая влажная жара отравила ему все удовольствие от конференции в Стамбее, но это не помешало Веселягину блестяще доложить результаты исследований и получить дополнительное финансирование на проект. Теперь, сидя в прохладном зале ожидания, он наслаждался свободой и предвкушением полета домой. Летать Веселягин любил, несмотря на страсти о терактах и авиакатастрофах, вещаемые в новостях. Юношеская мечта стать летчиком не сбылась, но он все равно связал жизнь с небом, посвятив ее безопасности полетов. Статистика авиакатастроф - неумолимая вещь. Вероятность погибнуть при крушении авиалайнера была ничтожно малой по сравнению с риском попасть в ДТП со смертельным исходом. Но к автомобильным авариям люди привыкли, а вот авиакатастрофы обсуждались долго и со всеми леденящими душу подробностями...

Прыщавый мальчишка напротив поерзал на сиденье, устраиваясь поудобней и вытягивая ноги во весь проход. Веселягин нахмурился, но решил не тратить нервы на замечание. Лучше поработать. Его исследование вызвало живейший интерес у служб безопасности, поскольку программа распознавала лица, выявляя на них спектр эмоций, похожих на те, что были зафиксированы на лицах смертников-террористов.  Суицидальные настроения, пренебрежение чужой жизнью, готовность бросить вызов обществу... Нет, точность распознавания все еще была невысокой, не хватало статистических данных. Веселягин давно хотел использовать модные ныне в академической среде алгоритмы точечной фильтрации, применив их к обработке видео наблюдений за людьми в разных ситуациях. А если еще учесть в многофакторном анализе метеосводки, полетное задание, персональные данные пассажиров и экипажа, информацию в грузовых накладных, то можно увеличить достоверность прогноза. Хотя бы на несколько сотых процента. Но даже за этот ничтожный шанс Веселягин был готов бороться...

 

Стас  удивленно хмыкнул. У старого пенька напротив оказался навороченный ноут последнего поколения. А он, как лох последний, до сих пор ходил с дешевым китайским планшетом. Зачем вообще было тащиться на этот курорт? Стас терпеть не мог море, вечно обгорал, а дворцы падишахов ему нафиг не упали. Его родители недавно развелись, так маман решила в пику отцу вывезти сына на море. Лучше бы купила ему новый планшет! Стас раздраженно уткнулся в экран и настрочил в группу стену текста о несправедливости жизни. В ответ тут же получил десяток оригинальных советов, самым безобидным из которых было раздеться и пробежаться голышом по залу ожидания. Группа "Заставь с собой считаться" Стасу нравилась. Забавные задания раз в месяц вытворить нечто безумное и повысить статус от "твари дрожащей" до "пугливого зайчонка"  напоминали ему прокачку персонажа в любимой игрухе.

-  Извините, молодой человек, - дедок топтался в нерешительности, оттирая пот со лба. - Вы не слышали, какой рейс объявили?

Стас неохотно оторвался от экрана и буркнул:

- Новосивирск.

Дедок благодарно кивнул, подхватил под мышку ноут и бодро поскакал к свободной стойке регистрации. У этого старого хрыча еще и камера GoPro последней модели! Стас мстительно улыбнулся. На самом деле в объявлении прозвучало, что рейс задерживается. Перетопчется. Подросток с наслаждением вытянул ноги на освободившееся место, раздумывая, чем бы поразить группу.

 

Выматывающее ожидание задержавшегося рейса привело Вику в гадючное состояние, столь обыкновенное для нее в последнее время. Достаточно было одной искры, чтобы случился скандал. При взвешивании багажа обнаружился перевес, почти на двадцать килограмм. Вика в последней поездке решила себе ни в чем не отказывать, накупила тряпок и безделушек на три чемодана, прекрасно понимая, что половину из них не успеет даже надеть. Сейчас, топая ногами и ругаясь матом на несчастного служащего, попросившего оплатить перевес, женщина была противна самой себе, но ничего не могла поделать. Злые слезы брызнули из глаз, и, как назло, потекла тушь. Очередь за ней стала возмущаться, что еще больше добавило масла в огонь скандала.

- Слышь, мадама, - обдал ее ядреным перегаром толстяк, -  не шуми, голова болит. Если денег нет, выкинь нахрен свое барахло и лети так.

- Тебя забыла спросить! - рявкнула Вика. - Проспись лучше, пьянь подзаборная!

Очередь зашумела и заволновалась, грозясь обернуться беспорядками. Веселягин протолкался вперед и вежливо отодвинул скандалистку в сторону.

- Excuse me. May I pay for her luggage overweight? Does it settle a question? - доставая бумажник, вежливо спросил он служащего. Тот радостно закивал головой, обрадованный то ли разрешением конфликта, то ли тем, что услышал английскую речь.

 

Кормилов зло сплюнул, наблюдая, как интеллигентного вида хмырь платит за крашеную истеричку. Его больше интересовало, как быстрей пройти регистрацию и опохмелиться дешевым бухлом в дьюти-фри. Голова гудела после вчерашней попойки, а на душе было паршиво. Кормилов рассчитывал на Амаля, но тот отказался выкупить его часть. Чертов турок! Как теперь вылезти из долгов, Кормилов не представлял. Хотелось упиться до поросячьего визга и не просыпаться... Совсем...

 

Олеся сползла по стенке туалетной кабинки, зажимая рукой рот, чтобы ее всхлипы не услышали. Девушка держалась весь рейс в Стамбей, не позволяя себе даже мысли о том, что произошло. Приклеенная улыбка, заученные фразы и механические движения, пока она развозила напитки и предлагала пледы пассажирам. Работа спасала, позволяя отвлечься. Но положенные несколько часов отдыха перед обратным рейсом в Новосивирск стали сущим кошмаром. Макс ее не простил и не простит никогда. Вчера он забрал вещи и оставил прощальную записку. И это был конец, конец всему... Брошенный пустоцвет...

Умываясь перед зеркалом и красясь, Олеся впала в странное состояние. Ей стало все равно. Нацепив на лицо непроницаемую маску профессиональной доброжелательности, она отправилась к терминалу. Абсолютно ровная спина, быстрый уверенный шаг. Проходя мимо ожидающих досмотра пассажиров, девушка успела услышать отрывок разговора между пожилым мужчиной и подростком.



Маргарита Дорогожицкая

Отредактировано: 28.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: