Эффект Отражения (черновик)

Глава 7

Остаток дня, когда не было покупателей, я лазила в подключённом к мобильнику интернете в поисках случаев похожих на мой.

К вечеру глаза с непривычки слезились (не люблю читать с таких маленьких экранов), а голова пухла от массы по большей части ненужной информации. О медиумах я теперь знала всё, что только можно почерпнуть из всемирной паутины, но ясности в мою ситуацию это не внесло. Да, несколько раз встречались рассказы о медиумах, ощущавших эмоции умершего человека, как собственные, только это были впечатления побывавших на приёме очевидцев, то есть за их достоверность поручиться нельзя. «Битва экстрасенсов» тоже не в счёт - попробуй разбери, где там шоу, а где реальность?

Так и не придя к определённому выводу, я решила предпринять последнюю попытку выйти на контакт с Викой. Перед сном, убедившись, что дедушка увлечён просмотром какой-то спортивной телепередачи, я закрылась в своей комнате, разожгла свечу, достала из комода спрятанный под кучей белья медальон, не без опаски сжала его в ладони и, боясь передумать, трижды попросила дух Вики прийти и дать понять, что ему от меня нужно.

Конечно, в интернете предлагались более сложные варианты вызова мёртвых, но мне и на такую малость решиться было не просто. Я со страхом оглядывалась по сторонам и прислушивалась к своим ощущениям, однако ничего особенного не происходило. Никаких резких колебаний свечи, холодных дуновений из ниоткуда и туманных очертаний призраков в поле зрения не наблюдалось. На сердце было неспокойно, но к спиритическому сеансу это отношения не имело.

Подождав ещё немного, я со странной смесью разочарования и облегчения затушила свечу и легла спать. Медальон на всякий случай положила под подушку, возможно, Вика, как обычно, придёт во сне…

 

Картинки и эмоции менялись стремительно, словно стёкла в калейдоскопе: радость на грани эйфории, обида, отчаяние, гнев, страх, боль! Я проснулась именно от боли, настолько реальной, что ещё несколько минут держалась за щёку, горящую от полученной во сне пощёчины. Перед глазами мелькали беспорядочные, но очень яркие обрывки сновидения: вот кто-то резко срывает с моей шеи медальон и бросает на землю, вот я, испуганная, убегаю от кого-то в темноте сквозь лесную чащу, вот темноволосая женщина с искажённым ненавистью лицом бьёт по щеке и замахивается снова.

Во сне всё это происходило со мной, но я была уверена, что вижу и чувствую то, что когда-то пережила Вика. Видимо, она всё же решила передать мне послание. Понять бы теперь, что с ним делать?

 

В редакции я надолго не задержалась, сдала материал про Соломатину и получила от Жанны задание написать о ежегодной городской выставке цветов.

- Я весь этот сад-огород не люблю, - поморщившись, объяснила она. - А тебе как раз пятая публикация будет. Много не пиши - пятнадцати строк будет достаточно, шеф всё равно такие мероприятия не уважает и большой объём не пропустит.

В другое время я бы поспорила, что такие маленькие материалы в универе могут просто не засчитать, но сейчас охотно ухватилась за возможность освободиться пораньше.

Выставка длилась около часа. Я успела пообщаться с её участниками и просто ценителями цветущей флоры, сделала фотографии победителей, вернула фотоаппарат в редакцию и побежала домой - осуществлять свой спонтанный и, наверное, глупый план.

Вспомнив путанный рассказ Людмилы Соболевой, я подумала, что женщина из моего сна могла быть матерью Горина и решила это проверить. Просто взглянуть на неё, чтобы окончательно убедиться - во сне я вижу моменты из жизни Вики, ну или понять, что визит к психиатру неизбежен.

Дедушка ушёл на рынок. Это облегчало задачу, не придётся ничего объяснять, он и так с утра меня слишком пристально разглядывал, интересуясь всё ли в порядке.

В телефонном справочнике отыскались восемь абонентов с фамилией Горин - пять мужчин и три женщины. Хирург проживал на улице Московской в многоквартирном доме. В том же доме, но, судя по номеру квартиры, в другом подъезде числилась его однофамилица с инициалами А.В.

К сожалению, я не знала, как зовут мать Игоря Борисовича, а спрашивать у дедушки и в редакции не рискнула. Скорее всего, это была она, и всё же не мешало проверить.

С сильно бьющимся сердцем я набрала номер и на четвёртом гудке уже собиралась бросить трубку, когда после тихого щелчка, незнакомый женский голос сказал:

- Алло.

Дыхание немного выровнялось, я очень боялась, что ответит сам хирург, хотя откуда ему там взяться в рабочий день?

- Здравствуйте, а Игоря Горина можно услышать? - надеюсь, мой голос не дрожал.

- Катя? - уточнила женщина и я, ухватившись за эту возможность, поспешила ответить утвердительно.

- Так он у меня утром был, а потом на работу поехал. Ты туда не звонила?

- Не смогла дозвониться, попробую ещё раз, спасибо, - пробормотала я и повесила трубку.

Да, это она! Теперь осталась самая малость - очная ставка. Я переписала в ежедневник адрес и быстро, пока не успела передумать, вышла из дома.

Горины жили в новом пятиэтажном доме, расположенном в центре города. Рядом находился большой парк с фонтаном и детскими аттракционами. Через дорогу - музыкальная школа и районный музей. До больницы отсюда было не больше ста метров - удобно, наверное.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться