Эффект Отражения (черновик)

Глава 8

Неприятная беседа с хирургом никак не шла из головы, и за вечерним чаем я, не удержавшись, спросила дедушку, откуда он знает Горина.

- Игоря? Так они на моём участке жили. А вот откуда ты его знаешь? - удивился он.

Благо на этот вопрос я могла ответить честно, ничего не придумывая:

- В газете мне поручили написать материал о заведующем хирургического отделения, вот и пришлось познакомиться. Правда, он отказался. А ты что, знаешь всех, кто жил на твоём участке?

- Большинство знаю, но хорошо - только тех, с кем приходилось часто видеться. А у Гориных я бывал по нескольку раз в неделю.

Мне вспомнился рассказ Людмилы Соболевой.

- Они тоже были из социально-неблагополучных, как Вика, да?

Дедушка бросил на меня испытывающий взгляд, и я прикусила язык - не собиралась ведь при нём Вику упоминать, а вот вырвалось.

- Не совсем. Им не повезло с главой семьи. С виду нормальный мужик - не глупый, инженером на элеваторе работал, а как напьётся, так в какого-то зверя превращается, и давай избивать жену и детей. Сколько они от него натерпелись - не передать!

Дедушка заметно помрачнел, погрузившись в воспоминания, и надолго замолчал, склонившись над большой кружкой чая. Я тоже молчала, не зная стоит ли вообще развивать данную тему. Тяжёлое детство хирурга меня не интересовало, а шансы услышать что-либо о Вике Соболевой равнялись нулю.

- Когда звонил кто-то из их соседей и сообщал, что у Гориных снова драка, я  сразу вызвал скорую, - негромко продолжил вдруг дедушка, глядя куда-то поверх меня. - Потому что ни разу на моей памяти без травм и крови дело не обходилось.

Я вздрогнула и замотала головой, отгоняя страшную, нарисованную воображением картину.

- И… у детей?

Он кивнул.

- В основном Игорю доставалось. Он же первый бросался защищать мать и младшего брата. Лет с двенадцати уже начал давать отцу отпор, но всё равно на обоих порой живого места не было. И ведь ничем не поможешь! Ну закроем мы отца на пятнадцать суток, ну продержится он после пару недель без выпивки, а потом всё по новой начинается - замкнутый круг.

- А разве нельзя было его посадить за побои?

В книгах справедливость над приверженцами домашнего насилия часто торжествовала именно таким образом, но дедушка грустно покачал головой, снова доказывая, что реальность разительно отличается от художественного вымысла.

- Надолго всё равно бы не посадили, вот жена и отказывалась писать заявление. Боялась, что тот не простит - подожжёт дом вместе с ними, как не раз обещал.

-  И где он сейчас?

- Погиб в пьяной драке с собутыльниками очень давно. Дети тогда ещё в школе учились.

- Ясно, а…, - вопрос вертелся на языке, любопытство боролось с благоразумием.

- Что? - заметив моё состояние, ободряюще спросил дедушка, и благоразумие было повержено.

- А этот Игорь Борисович сам способен на жесткость, как отец? Мне он показался недружелюбным и неприятным человеком.

- На жестокость? - удивлённо повторил дедушка. - Не думаю. Он, конечно, ни с кем не церемонится и за словом в карман не лезет, но чтоб руку на кого-то поднял - не слышал такого. А почему ты спрашиваешь, Игорь тебя обидел?

От тревоги в родном голосе к горлу подкатил ком. Так захотелось обнять его, разреветься, поделиться наболевшим, пожаловаться. Хоть немножко. Да, обидел! Вернее, напугал!

Благоразумие снова проигрывало желанию банально не взорваться от переполняющих впечатлений и противоречивой, требующей подтверждения или опровержения информации. К тому же, если, допустим, завтра Горин случайно встретит дедушку в городе и поведает ему свою версию случившегося, то непременно постарается выставить меня в невыгодном свете. Уж лучше я сама расскажу правду в более щадящем и адаптированном варианте.

- Только не сердись. Так получилось, что я встретилась с мамой Вики Соболевой, - от осуждения в голубых глазах я поспешила спрятаться за большой кружкой какао и торопливо продолжила: - Честное слово, она сама о нём заговорила, я ничего такого не спрашивала.

-  О ком?

- О Горине. Сказала, что он и его мама убили Вику. Но ведь вы же проверяли их алиби, да?

- Алиби. Ишь, какие ты слова знаешь, - невесело усмехнулся дедушка.

- Я детективы люблю.

- Оно и видно. Только жизнь, Лиза, это не  книги и фильмы.

- Так Вика в тот день у них была?

- Была, потом ушла. Соседи видели, как она направлялась в сторону автостанции с большим рюкзаком. А к Гориным в тот вечер сестра Анны приехала и осталась на ночь. Она уверяла, что ни сестра, ни племянник до утра из дома не выходили.

Разве это что-то доказывает?

- Ты ведь сам говорил - неизвестно когда её убили. Может, Вика уехала, а потом вернулась.

Ох, зря я это сказала!

- Лиза! - в голосе дедушки послышались металлические нотки, напомнив неприятное общение с хирургом, да и потребовал он того же: - Выброси это из головы! Так твои кошмары точно не пройдут. А Горины тут не при чём, я уверен.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться