Эффект Отражения (черновик)

глава 10

Голова сильно болела, кожа на ощупь была влажной и липкой. Я с трудом поднялась с холодной земли и, держась за раскалывающийся висок, направилась к ближайшему источнику света - метеостанции. Темнота обволакивала и отступала очень медленно, неохотно.

Я подошла к металлической сетке, огораживающей небольшой домик и двор со всевозможными приборами. В глаза бросился танцующий на ветру красный самолётик, перевела взгляд вниз и невольно вскрикнула - мои ладони тоже были красными и мелко, противно дрожали. Я несколько раз машинально провела пальцем по металлу ограждения, оставляя на нём влажный алый след в виде креста, и шагнула назад - в чернильный мрак, чтобы только не видеть крови. Всё вокруг словно пропиталось её тяжёлым, отдающим ржавчиной запахом. Пришлось отступать всё дальше и дальше, пока в глаза не ударил яркий луч света от чьего-то фонарика, и меня не накрыла волна страха, заглушившая остальные чувства…

Я проснулась за пару часов до рассвета от уже привычного приступа паники и, потянувшись к столу, включила небольшой светильник. Дыхание было прерывистым, как после бега, хорошо ещё, что сегодня обошлось без криков. Поддавшись порыву, вытянула руки ладонями вверх - дрожат совсем как во сне, благо хоть чистые.

Уснуть я больше не смогла. Оделась, вышла во двор и бродила там, обдумывая вчерашнюю встречу с психиатром. Я уже почти смирилась с ситуацией (специалисту виднее, к тому же в его странную версию действительно укладывалось всё, что со мной происходило) и теперь гадала как с этим жить. Точнее, как вернуть свою собственную жизнь, свободную от чужих эмоций и кошмаров?

Воображение, искушённое книжными и телевизионными сюжетами, настаивало - нужно найти убийцу Вики! Только тогда то, что Суворов назвал дефектом, будет устранено. А поскольку он уже сумел установить контакт с девочкой, нужно всего лишь сделать это снова и узнать, что с ней случилось из первоисточника.

Когда солнце взошло, мне уже не терпелось поскорее попасть на приём, но за завтраком я всё же сочла нужным кое-что уточнить.

- Дедушка, я недавно проходила мимо вашей метеостанции. Там сейчас новый флюгер, да? А мне почему-то кажется, что раньше он был в виде красного деревянного самолётика. Может, я его в  детстве видела?

Дедушка задумчиво поскрёб подбородок и покачал головой.

- Точно, был такой. Его во время сильной грозы ветром сорвало. Только ты тогда совсем маленькой была, неужели запомнила?

Тяжело вздохнула, прокрутив в памяти обрывки сна. Запомнила, только не я. Вернее, не совсем я. Ох, как же это всё странно и сложно!

 

Александр Васильевич обрадовался моему появлению, как радуются тому, на чьё возвращение уже не надеялись.

- Здравствуйте, Лиза! Присаживайтесь! Я вчера вывалил на вас слишком много неоднозначной информации, наверное, ночь была тяжёлой? - сочувственно поинтересовался психиатр.

Мою карточку он доставать не спешил и правильно, что там напишешь, диагноз - реинкарнация?

- Как обычно. Всё по старому сценарию, - я присела на краешек стула.

- После вчерашнего сеанса ничего необычного в своих ощущениях не заметили? - настойчиво допытывался врач.

Я насторожилась. Куда уж необычнее?

- Ночью снова приснился кошмар из Викиного прошлого. А так ничего нового. Вам удалось понять, в чём причина такого… эм … сбоя?

- Есть одна версия, но чтобы её подтвердить или опровергнуть придётся провести ещё один сеанс. Вы не против?

- Нет, - в этот раз я не колебалась. - Сама хотела попросить о том же. Мне кажется, если выяснить, кто убил Вику - всё закончится. Да, я помню, вы так не думаете, но, пожалуйста! Вы ведь можете просто у неё спросить?

Суворов смерил меня задумчивым взглядом.

- Спросить могу, однако не факт, что получу ответ. Если моя догадка верна… Впрочем, давайте попробуем. Только всё же удобнее будет прилечь. Или вы боитесь?

- Конечно, боюсь! - Я со вздохом устроилась на кушетке и, закрыв глаза, тихо призналась: - Какая-то совершенно дикая, нереальная история. До сих пор в голове не укладывается.

- Понимаю, - в голосе психиатра послышалась странная мечтательность. - У меня, признаться, тоже. С другой стороны, мы с вами, Лиза, переживаем совершенно уникальный опыт. Столетиями люди спорят о том, что происходит с душой после смерти, а нам дано это познать здесь и сейчас.

Энтузиазм Суворова был неприятен и заставлял чувствовать себя чуть ли не лабораторной мышью.

- Лично я очень надеюсь здесь и сейчас избавиться от этого уникального опыта!

- Тогда приступим. Дышите ровно, глубоко, постарайтесь расслабиться и полностью сосредоточьтесь на моём голосе…

В этот раз возвращение из транса далось легче: голова не болела, в глазах не рябило, а сидящий рядом на уголке кушетки Александр Васильевич не выглядел потрясённым и взволнованным, как вчера. Это ведь хорошо, так?

- Лиза, как вы себя чувствуете? - спросил он, не сводя с меня пристального взгляда, а мне не терпелось узнать главное, поэтому только отмахнулась со словами:

- Всё хорошо. У вас получилось? Вы говорили с Викой? Кто её убил?



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться