Эффект Отражения (черновик)

Глава 14

Остаток вечера я не находила себе места, гадая чего ждать от Горина. Поверит ли мне хирург? И чем это обернётся? О своём спонтанном необдуманном поступке уже пожалела. Вот что бывает, когда эмоции накладываются на приём сильнодействующих препаратов! Поэтому от таблеток пришлось отказаться, иначе завтра я буду совсем невменяемой, и когда появится Горин, снова потеряю контроль над собой и над ситуацией.

Оставалась слабая надежда на то, что мужчина всё же довольствуется моими объяснениями и оставит в покое. Ведь даже если я увижу во сне как он или его брат убивают Вику, доказать ничего не смогу. Ни один суд не примет такие показания во внимание. Да что там суд! Меня даже в полиции слушать не станут - сочтут сумасшедшей. Так что опасности для Горина я не представляю и если он, действительно, как все уверяют чуть ли не гений, то должен это понимать.

Эта мысль немного успокоила. Ближе к полуночи я всё же смогла уснуть и снова вернулась в прошлое на двадцать лет назад. Всё повторилось: громкие крики, шум ссоры, пощёчина от матери Горина, светловолосый мальчик с искажённым ненавистью лицом, камень в его руке, резкая головная боль, толчок.

Потом был удар о тёплую жёсткую землю. Я упала, пытаясь дотянуться до сорванного Сашей медальона, пальцы нащупали холод металла, и предметы перед глазами вдруг расплылись. Последним что я видела, было кровавое пятно на белоснежной матроске мальчика и страх в больших зелёных глазах, мгновенно вытеснивший ярость, а затем всё скрыла темнота…

В этот раз пробуждение не сопровождалось панической атакой и слезами. Вместо этого, едва открыв глаза, я испытала иррациональное желание побежать к метеостанции и взлететь на качелях к самому небу, хотя прекрасно знала, что никаких качелей там давным-давно нет.

Представила, как тело наполняется воздушной лёгкостью, а лицо обдувает тёплый ветер, как развевающиеся волосы приятно щекочут шею и бросилась к открытому окну. Там к подоконнику льнули ветви старой яблони, одна из них ощутимо царапнула по щеке, возвращая в реальность. Чуть поодаль дедушка прилаживал к водопроводной колонке шланг, видимо, собрался поливать огород.

Увидев меня, он широко улыбнулся и помахал рукой:

- Доброе утро, Лиза! Ты сегодня ранняя пташка.

- Привет! Не раньше тебя, - я улыбнулась в ответ, с облегчением чувствуя, как отступают чужие ощущения.

- Как спалось?

- Спасибо, всё хорошо, сегодня обошлось без кошмаров, - и это фактически правда, ведь страха, криков и слёз не было.

Окончательно воспрянуть духом и посмотреть в будущее с оптимизмом мешали лишь воспоминания о вчерашнем дне.

Сейчас, когда голова не болела, а мысли не путались, я сожалела, что отдала дневник Горину и теперь не представляла как себя с ним вести. Пытаться избежать встречи с хирургом бессмысленно, с него станется снова явиться к нам домой, а посвящать дедушку в историю с реинкарнацией я не была готова. Оставалось надеяться, что врач просто сочтёт меня сумасшедшей и оставит в покое. Увы, не с моим везением!

Без десяти восемь я вышла из дома, отправляясь в редакцию, и застонала в голос, увидев на другой стороне улицы возле аптеки чёрный «Хендай солярис», из которого меня окликнул Игорь Горин.

Дыхание перехватило, я на себе ощутила смысл выражения «душа ушла в пятки». И не просто ушла, а резко провалилась, полыхнув жаром в районе желудка и проскользнув ознобом по позвоночнику. Хирург здесь, да ещё с самого утра - плохой знак! И всё из-за моего дневника?!

Беспомощно оглянулась на зелёные ворота и огороженный шифером двор. Дедушка сейчас в дальнем конце огорода, но если крикнуть погромче - услышит. Я с трудом подавила страх, осознав, что если бы Горин хотел причинить мне вред, то не стал бы дожидаться в общественном месте на виду у десятка свидетелей и, тяжёло вздохнув, неуверенно направилась в сторону аптеки, чувствуя себя бандерлогом, шагающим в пасть удава Каа.

Горин с нечитаемым выражением лица кивнул в ответ на моё приветствие и, не выходя из машины, открыл дверцу с пассажирской стороны, отрывисто бросив:

- Садитесь.

Несколько секунд я боролось с совершенно детским желанием просто сбежать домой и запереть ворота, потом неуверенно выдавила:

- Не могу. Мне нужно в редакцию.

- Садитесь, - настойчиво повторил хирург. - В редакцию я отвезу вас чуть позже, сначала поговорим.

Я огляделась по сторонам, заметила вышедшую из калитки соседку, громко с ней поздоровалась, привлекая внимание, и только потом села в машину. Что ж, теперь у меня точно есть свидетель возможного похищения.

- Мы можем поговорить прямо здесь? - ехать с ним неизвестно куда совсем не хотелось.

- Посреди улицы? Плохая идея.

- Мне так будет спокойнее.

Горин нахмурился и сухо уточнил:

- Чего вы боитесь, Лиза? Что я увезу вас в лес и где-нибудь прикопаю?

Я физически ощутила тяжесть его взгляда и поспешно отвела глаза, возразив:

- Нет. Вы читали дневник? Это всего лишь сны. Они ничего не доказывают.

- Это не сны, а бред какой-то, - проворчал хирург, он потянулся к заднему сидению и протянул мне дневник.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться