Эффект Отражения (черновик)

Глава 16

В свете последних событий, подтвердивших слова Горина, в качестве подозреваемого я его больше не рассматривала, но перед встречей всё равно нервничала, гадая, что ему от меня понадобилось, и о чём это мы не договорили?

Втиснувшись в короткое облегающее платье с нескромным декольте и, достав из комода плойку для волос, я вдруг поймала себя на мысли, что собираюсь, словно на свидание. Подошла к зеркальной двери полотняного шкафа и поморщилась от досады - так и есть. Слишком вызывающая одежда. Так одеваются, когда хотят заинтересовать потенциального партнёра, а мне это совершенно ни к чему!

Что-то внутри слабо запротестовало, призывая продолжить сборы в том же духе: накрутить волосы, наложить макияж поярче и надеть серебристые босоножки на высокой шпильке.

- Нет! Нет! Мне это не нужно! - мысленно уговаривала я себя одуматься. - Это не мои чувства и не мой мужчина! И вообще он старый, в смысле намного старше меня. Сколько ему - тридцать шесть? Да это целая вечность по сравнению с моей почти двадцаткой. И характер у него тяжёлый. А от взгляда порой хочется спрятаться под стол. Нет уж, не надо мне такого счастья, я - не Вика!

Этот аутотренинг, как ни странно, помог. Я без сожалений переоделась в обычные джинсы и белую хлопковую тунику, волосы безжалостно стянула в банальный хвост, позволила себе лишь слегка подкрасить ресницы и нанести на губы бесцветный блеск.

Горина, впрочем, мой внешний вид нисколько не интересовал. Он окинул меня взглядом, которым, вероятно, оценивал состояние особо тяжёлых пациентов,  ещё раз спросил о самочувствии и отвёз в уже знакомое кафе. Мы заняли туже кабинку, что и в прошлый раз, но теперь я чувствовала себя значительно увереннее. Хирург это заметил.

- Вы больше не шарахаетесь от меня и не трясётесь, как осиновый лист, - удовлетворённо констатировал он. - Значит, поверили мне?

- Да, - остались некоторые сомнения, но в целом так и было. - А вы мне?

- В то, что у вас с Викой одна душа на двоих? - скептически уточнил мужчина и отрицательно покачал головой. - Я признаю, что вам каким-то образом стали доступны некоторые её воспоминания. И на этом пока остановимся. Не всё сразу.

- Всё ещё надеетесь найти рациональное объяснение? - от его скепсиса почему-то стало обидно. - Зачем вы хотели со мной встретиться?

- Может, что-нибудь закажите? - предложил Горин вместо ответа. - Здесь вполне сносно готовят.

Сам хирург обедать, по всей видимости, не собирался - перед ним стояла лишь чашка неизменного крепкого кофе, подумав, я согласилась на апельсиновый сок.

- Так что же конкретно вам снилось? - спросил он, возвращаясь с соком.

Спросил тихо, спокойно, вежливо, но взглядом одарил таким, что по коже мурашки пробежали. Умеют же люди смотреть так, словно тебя рентгеном просвечивают или на детекторе лжи проверяют! Очевидно, грядёт очередной допрос с пристрастием. Что ж, я не против, заодно и сама постараюсь узнать что-нибудь полезное.

Я рассказала свой сон в подробностях. Горин слушал, не перебивая, лишь когда я замолчала, согласился, что по описанию человек из моего сна похож на педофила Сысоева.

- Вы говорили, что в ту ночь искали Вику везде, а у Глеба спросить не пытались? Ведь всё случилось именно перед его домом.

- Я к ним не достучался, - неохотно признался мужчина, отхлебнув кофе, - свет в окнах не горел, а дверь была заперта.

- А она совершенно точно была в том доме, я уверена!

- Вика? С чего вы взяли? - удивился Горин - Во сне ведь этого не было.

Пришлось скрепя сердце рассказать о вчерашней «прогулке» в дом Глеба и её результатах. Услышанное Игорю Борисовичу не понравилось.

- И часто у вас бывают такие видения в реальности? - нахмурившись, спросил он.

- Иногда. Но обычно это не видения, а эмоциональные всплески, я что-то вижу или трогаю и испытываю ощущения, которые никак не могут быть моими.

 Как сейчас, например. Я упорно любовалась насыщенным оранжевым цветом сока, не решаясь поднять глаза на собеседника, потому что при одном взгляде на него сердцебиение и дыхание начинали сбиваться с нормального ритма. Господи, как же всё надоело! Когда уже это кончится?!

- Зачем вы вообще туда пошли? Или это была идея Суворова?

- Меня туда тянет уже несколько дней, особенно по вечерам, вот Александр Васильевич и предложил сходить. Сказал, это можно расценивать как часть терапии.

Я, наконец, подняла глаза и неуверенно посмотрела на врача. Его взгляд оставался холодным и недовольным, правда, недовольство это относилось не ко мне.

- Хороша терапия, ничего не скажешь! Интересно, инициировать сомнительное расследование  тоже он вам посоветовал?

- Нет, конечно! - горячо вступилась я за психиатра. - Это была моя инициатива. Я к нему тогда ещё не ходила.

-  Ладно, и к чему же сводится ваше лечение сейчас? К экскурсиям по памятным местам Виктории Соболевой? Если вы так на них реагируете, это небезопасно.

- Я же была не одна, - уверенности в моём голосе значительно поубавилось. - Да и что мне остаётся? Никакого расследования, только такие экскурсии. И они помогают - после я вижу сны с новыми подробностями.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться