Эффект Отражения (черновик)

Глава 20

Настроиться не получилось. Весь день я так нервничала, что уснула только под утро. Мой, измученный сомнениями и тревожным ожиданием организм, видимо, забастовал и решил на время отменить просмотр традиционных кошмаров. На этот раз мне не приснилось вообще ничего, пришлось признать - без Суворова не справиться.

Дедушка, увидев меня утром после бессонной ночи и дня душевных терзаний, всплеснул руками и удручённо покачал головой, заявив, что я похожа на привидение.

- Сходила бы ещё к какому-нибудь врачу, - предложил он, не скрывая тревоги. - Что-то лучше тебе не становится, я очень переживаю.

А я вдруг почувствовала прилив раздражения - не забыла, как резко он меня осадил, отказавшись обсуждать подробности расследования смерти Вики. Фактически запретил, хотя это могло бы помочь, а теперь переживает, видите ли!

Глупая, лишённая логики детская обида заставила проворчать:

- К какому? Вокруг меня и так слишком много врачей. Сейчас я иду к психиатру, а твой Горин на днях, между прочим, собирался меня в хирургическое отделение положить.

- Игорь? Зачем? Разве тебе было плохо? - дедушка забеспокоился ещё сильнее, а я почувствовала ощутимый пинок совести и поспешила его успокоить:

- Нет, просто ему мой внешний вид не понравился - бледность, синяки под глазами и что-то там ещё. Сказал, нужно обследоваться.

- Значит, действительно нужно, раз Игорь говорит. Он хороший врач, один из лучших, - уверенно заявил дедушка.

Что ж, одно радует -  если мне всё же придётся лечь в хирургию, долгие уговоры не понадобятся.

- Попозже, сейчас нужно со снами разобраться. Я как раз по этому поводу иду к психиатру.

- Может, с тобой сходить? - прозвучало неожиданное предложение.

Я сначала хотела отказаться, а потом передумала. Неизвестно в каком состоянии буду после этого сеанса. Вдруг одна и домой не смогу добраться.

- Хорошо, только подождёшь в коридоре, ладно? Я же не маленькая, чтобы меня к докторам за ручку водили.

 

В отличие от меня Александр Васильевич Суворов был до неприличия бодр и полон энтузиазма. Он долго изучал мой дневник сновидений и, наконец, отложив его, сделал оптимистичный вывод:

- Отлично! Вы продвинулись очень далеко, думаю, выяснить остальное будет не сложно.

- Эм… надеюсь.

- Значит, девочка была беременна. Кто отец, вы не знаете?

- Нет, но, судя по ощущениям, ребёнка она совсем не хотела. Может, её… изнасиловали? - эта мысль пришла внезапно и неприятно поразила.

Да, такое вполне могло случиться с девочкой из неблагополучной семьи, которую некому защитить. Как я сразу об этом не подумала!

И без того не радужное настроение упало ниже плинтуса. Суворов, заметив как я хмурюсь и вздыхаю, принялся успокаивать:

- Лиза, расслабьтесь, в трансе вам это пережить не придётся.

- Знаю, мне придётся умереть, - голос невольно дрогнул, сорвался и неприятно резанул слух паническими нотками.

- Я бы сказал - возродиться, - осторожно поправил психиатр. - Другого пути оставить эти травмирующие воспоминания в прошлом нет. Только когда Вика умрёт и осознает это, Лиза  освободится и начнёт жить своей жизнью.

Так странно было слышать о себе в третьем лице, да ещё через призму расщепления личности. До чего же дико это всё, наверное, звучит со стороны.

- Думаете дело только в этом? Я дочитала ту книгу, что вы советовали, но многого не поняла. Там говорится - в каждом воплощении мы учимся тому, чего не смогли постичь в прошлой жизни. Чему же должна научиться я?

- Это слишком узкая трактовка, - возразил Суворов, украдкой бросив взгляд на часы, вероятно, ему не терпелось приступить к большому эксперименту. Иначе я этот странный способ лечения от последствий реинкарнации назвать не могла. - В вашем случае, думаю, сыграла роль именно не отложившаяся в подсознании смерть. Будем исходить из этого. Ну что, начнём? Вы готовы?

Нет, я вовсе не была готова.

- Это что же, я прямо сейчас всё увижу и… прочувствую? - голос опять противно задрожал.

- Возможно, но разве мы ни к этому стремимся?

- Да, конечно. А если я буду кричать? Вся больница сюда не прибежит?

- Не прибежит, сегодня суббота - в поликлинике пусто.

Я подумала о дедушке, сидящем за дверью в коридоре. Не хотелось его пугать, лучше бы дома остался.

- Лиза, вам не о чем волноваться. Обещаю, я буду действовать мягко.

Я мысленно напомнила себе о конечной цели данного визита, о скором возвращении в Питер и обречённо кивнула:

- Хорошо, давайте начнём.

-Тогда прилягте на кушетку, так будет удобнее, - успокаивающе улыбнулся Суворов, и я позволила себе слегка расслабиться. Ну хоть один из нас уверен в том, что делает…

В себя я приходила медленно, словно выныривала и снова проваливалась в какую-то тяжёлую, дурманящую дрёму. Голос Суворова доносился откуда-то издалека, голова болела, по щекам струились слёзы, на душе кошки скребли.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться