Эффект Отражения (черновик)

глава 21

Когда мы подъехали к дому дедушки, я уже немного пришла в себя и поняла, что со звонком Горину поторопилась. Нет, ложиться в отделение не передумала - в свете последних событий этого не избежать, просто нужно было подождать до утра. Вот как теперь среди ночи с дедушкой объясняться?

Робкая попытка перенести госпитализацию с треском провалилась. Хирург категорично заявил, что у него нет ни времени, ни желания остаток ночи разыскивать меня по всему Теменску.

Это сухое замечание задело за живое, напомнив, что точно также двадцать лет назад у него не было ни времени, ни желания проводить Вику после ссоры со своей матерью. Впрочем, ладно. Он ведь приехал за мной сейчас, хотя вполне мог бы отказаться, предложив, например, просто вызвать такси.

В дом вошли вместе. Горин велел мне принять горячий душ и переодеться, а сам остался объясняться с вышедшим на шум дедушкой.

Увидев промокшую до нитки внучку в сопровождении заведующего хирургическим отделением, Георгий Романович Лебедев на миг потерял дар речи, а когда снова обрёл, взволнованно выдавил:

- Что происходит? Игорь, ты как здесь?

- Лиза позвонила. Вы в курсе, что она у вас во сне по городу разгуливает?  Я замерла, так и не дойдя до своей комнаты, и смерила Игоря Борисовича возмущённым взглядом. Нет, я тоже врать не люблю, но зачем же вот так прямо?! Надеюсь, хоть про перерождение души он рассказывать не собирается! Бывший милиционер в подобное точно не поверит. Ведь даже сам Горин, как мне кажется, несмотря на все аргументы, до конца не верил, что в прошлом я была Викой Соболевой.

- В смысле, как лунатик? - ошарашено уточнил дедушка, испуганно глядя на меня, словно оценивая - пришла я в себя или всё ещё сплю на ходу.

- Похоже на то, - кивнул Горин и строго повторил: - Лиза, срочно примите горячий душ и переоденьтесь! С пневмонией я вас в хирургию не возьму.

Я послушно скрылась в коридоре и свернула в ванную. Всё равно ни успокоить дедушку, ни помешать Горину излагать свою версию событий в таком виде и состоянии не могла.

Когда, переодевшись, собрав документы и необходимые вещи, я направилась в сторону гостиной, застала завершающую стадию обсуждения проблемы «Что нам делать с Лизой?».

- Но почему в хирургию? - с обречённостью, выдававшей полное смирение с ситуацией, тихо спросил дедушка.

- Психиатрического отделения у нас нет, а в неврологии - буйные алкоголики с белой горячкой. Да и кто там за ней присмотрит? - спокойно объяснял, расположившийся на диване Горин.

- А при чём тут психиатрическое? Да, Лизе часто снятся кошмары, но с ума же она не сходит! - попробовал возмутиться родственник.

Спорное утверждение. Знал бы он, что на самом деле со мной творится! Нет, хорошо, что не знает.

- Я этого и не говорю, но сегодня ваша внучка очнулась на улице под дождём и не смогла вспомнить, как там оказалась. В терапии такое не лечат.

- В хирургии тоже, - недовольно возразила я, входя в гостиную.

Хватит уже перемывать мне кости. Надоело.

- Зато в хирургии вы постоянно будете под наблюдением и не окажетесь неизвестно где и неизвестно как, - спокойно заметил мужчина и поднялся, дав понять, что время на сборы вышло.

- Сколько я там пробуду?

- Пока не станет ясно, что прогулки в бессознательном состоянии вам не грозят, идёмте.

Дедушка растерянно переводил взгляд с моего лица на пакет, который я держала и молча вздыхал, не задавая больше вопросов. Видимо в моё отсутствие Горин устроил ему подробный и убедительный инструктаж.

Я заставила себя улыбнуться и выдавить:

- Не переживай, всё будет хорошо.

Голос дрогнул, получилось довольно жалко.

Дедушка грустно покачал головой - не поверил, взял меня за руку, забрал пакет и вышел провожать.

На прощание он меня крепко обнял и пообещал завтра навестить.

 

По дороге в больницу я вдруг поймала себя на мысли, что от бывшего дома Горина на Октябрьской до дома дедушки мы ехали от силы минут пятнадцать, то есть пешком туда добираться не больше получаса. От этих подсчётов стало нехорошо - а где же меня носило ещё полтора часа?!

Как добрались до пункта назначения, и что было в отделении - помню смутно. К тому моменту я слишком вымоталась морально и физически. И, едва оказавшись в небольшой двухместной палате, прилегла на узкую, уже застеленную чистым бельём кровать и мгновенно провалилась в глубокий сон без сновидений.

 

Рано утром меня разбудила медсестра, вручила градусник, а после измерения температуры велела идти в процедурный кабинет сдавать кровь. Такого поворота я не ожидала. Возможно, Горин вчера и давал какие-то инструкции, но память ничего не сохранила, а увидеть его прямо сейчас не представлялось возможным - хирург был на экстренной операции.

Пришлось наскоро умыться, одеться и послушно идти в процедурку, рассудив, что лежать в стационаре и не сдавать никаких анализов - невозможно. Наверное, Игорь Борисович поставил мне какой-нибудь липовый диагноз и расписал план обследования, чтобы ни у кого не возникло вопроса, что я здесь делаю.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться