Эффект Отражения (черновик)

Глава 24

- Лиза, что с вами? Вы так побледнели! - взволнованный голос Насти с трудом пробился сквозь затуманенное паникой сознание.

-  Всё в порядке. Просто здесь душно. Выйду на воздух.

Я наспех попрощалась с женщиной и, не обращая внимания на откровенно возмущённый взгляд Марины, поспешила покинуть помещение. В голове метались тревожные и пугающие мысли.

Горин был той ночью в доме Вики! Когда - до или после того, как её обнаружили Людмила с любовником? Почему ничего мне не сказал? А что если это он её... Нет, не может быть! В Игоря-злодея верить категорически не хотелось. Я ведь ему полностью доверилась и что теперь?

Первой мыслью было банально сбежать, чтобы не возвращаться в отделение, но нельзя же просто уйти, ничего не объяснив. Уверена, хирург явится к дедушке узнать, что случилось. А что я ему скажу? Разве есть хоть одно доказательство его вины? Даже в снах ни малейшего намёка на то, что он убийца.

Марина выскочила следом, недовольно ворча, и теперь не отставала ни на шаг. Нет, уходить домой бессмысленно, как там Горин говорил: хватит бегать от проблем, их нужно решать. Значит, придётся вернуться в отделение. В конце концов, это людное место и ничего плохого там со мной не случится.

Боялась ли я Горина? Нет. Сердце сжималось не от страха - от отчаяния. Безумно не хотелось разочароваться в человеке, который с каждым днём становился всё ближе, и я уже не понимала, где заканчиваются чувства Вики и начинаются мои...

В глубине души ещё теплилась робкая надежда, что Настя ошиблась. В самом деле, прошло слишком много времени! Я, например, ни за что не вспомню, что со мной происходило, скажем, 20 сентября 2010 года, а Настя вот так с ходу воспроизвела в памяти события двадцатилетней давности? Может, она просто дни перепутала? Но скептически настроенный голос разума усомнился - вряд ли Горин часто бывал в доме Вики. Хотя Черенкова говорила не очень уверенно, могла ведь она и просто обознаться.

- Как вы себя чувствуете, всё в порядке? - поинтересовалась вдруг санитарка.

- Да. - Я удивилась, до этого попыток заговорить со мной, не считая ворчания, Марина не предпринимала. - А почему вы спрашиваете, плохо выгляжу?

- Да уж, вид не цветущий, но я не об этом. Заведующий велел с вас глаз не спускать, причём в отделении тоже. А почему - не сказал, вот и спрашиваю. Зачем такие предосторожности, должна ведь быть причина?

Горин, помнится, советовал всех любопытствующих отправлять за ответами к нему. Возникло искушение поступить именно так, но тогда неизвестно к каким выводам в итоге придёт медперсонал. Становиться объектом сплетен не хотелось.

- У меня иногда бывает что-то вроде лунатизма. Отключаюсь и брожу, не понимая, что делаю, - ответила после паузы. Надеюсь, понятие о медицинской тайне распространяется на санитарок, и завтра об этом не будет судачить весь Теменск.

- Даже днём? - удивилась Марина.

- Нет, но Игорь Борисович решил перестраховаться.

- Теперь понятно, для чего отдельная палата, а мы всё гадали, кем вы ему приходитесь.

Я даже споткнулась от неожиданности и на мгновение забыла об отравляющих душу сомнениях.

- А это что, какая-то особая привилегия?

-У нас - да, - усмехнулась Марина. - Все знают: в хирургии даже денежные мешки в общих палатах лечатся - заведующий больно принципиальный. Уж сколько главврач с ним из-за этого ругался! А к вам строго велено никого не ложить.

Вот как? Интересно, это Горин так обо мне заботится или специально изолирует от лишнего общения, чтобы ненароком не пробудить дремлющую память Вики. Но зачем тогда он отвёз меня к Людмиле?

Я окончательно запуталась и, встретив изучающий взгляд Марины, поспешила дополнить объяснение:

- Мне ещё кошмары часто снятся, кричу по ночам, так что в общей палате просто не дам никому спать.

Она понимающе кивнула. Надеюсь, остальным сотрудникам отделения перечисленные причины тоже покажутся убедительными, а то, видите ли, гадают они, кем я Горину прихожусь! Не такая уж там железная дисциплина, как на первый взгляд кажется.

В свою палату я вернулась в растрёпанных чувствах, так и не придя к какому-то определённому выводу. Вопрос «мог ли Горин убить Вику?» не давал отвлечься ни на секунду и через пару часов измучил настолько, что я готова была прямо спросить Игоря Борисовича, что он делал в доме Вики в ночь её предполагаемого убийства?

Даже если хирург солжёт, он сделает это настолько убедительно, что все сомнения разом отпадут. Но вдруг, действительно, существует логическое объяснение его визита и лгать не придётся?

Продержавшись ещё полчаса, я с видом подсудимого, ожидающего оглашение приговора, решительно направилась в сторону ординаторской.

В кабинете, помимо заведующего, находились ещё двое хирургов - совсем молоденький врач-интерн и худощавый седой мужчина в возрасте. Все трое заполняли истории и негромко переговаривались.

Увидев в проёме приоткрывшейся двери меня, бледную и подозреваю что заметно испуганную, Горин молча встал и вышел, увлекая за собой. Оказавшись в моей палате, он плотно закрыл дверь и, не скрывая тревоги в голосе, тихо спросил:



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться