Эффект Отражения (черновик)

Глава 25

Я стояла на пороге своего дома и глотала слёзы, не решаясь открыть дверь. На душе было так тоскливо и муторно, что хотелось выть. Голова ощутимо побаливала, но сердце болело гораздо сильнее. Я раньше думала, что это просто глупая метафора. Увы, нет, ощущения были реальными.

С тяжёлым вздохом я толкнула дверь и неохотно вошла в дом. Каждый шаг давался с трудом. Как же не хотелось сюда возвращаться, словно входишь в топкую засасывающую трясину, из которой потом не выбраться, но больше мне идти некуда. Никому не нужна…

Я включила в гостиной свет, чтобы случайно не наткнуться на маминого хахаля, иногда по вечерам он засыпал перед телевизором. Пусто. Вот и хорошо. Добрела до дивана, упала на него без сил и разревелась. Перед глазами, будто нарезка кадров из тупого, бессмысленного фильма мелькали обрывки недавних событий, и тоска становилась просто нестерпимой. Мы никогда не будем вместе, никогда… Почему? Разве я такая плохая?

- Вика, ты вернулась?! - раздался  над головой удивлённый и радостный голосок Леры.

Неохотно повернулась, поспешно вытирая слёзы. Взлохмаченная, сонная сестрёнка улыбалась от уха до уха. Ну хоть кому-то на этом свете я небезразлична. С трудом смогла выдавить жалкую улыбку в ответ.

- Кажется, да.

- И ты больше не уйдёшь?

Да куда мне идти? Где меня ждут? Слёзы снова хлынули из глаз.

- Нет.

- Здорово, - просияла Лера и нахмурилась, вглядываясь в моё лицо. - Ты плачешь? У тебя что-то болит?

- Да, сердце. Очень.

- Подожди, я сейчас, - Лера куда-то убежала.

Я закрыла глаза, чувствуя себя полностью опустошённой, будто с этими слезами выплеснулись горечь и отчаяние. Очень хотелось спать. Сознание уже фактически уплывало, когда вернулась сестра.

- Вот, выпей. Бабушка всегда это пила, когда сердце болело.

Она протянула мне стакан с мутноватой жидкостью. На грани сна и реальности я почувствовала специфический запах и узнала его. Бабушкина настойка ландыша, она действительно часто её принимала.

- Пей, станет лучше, - настаивала Лера. - Бабушке помогало.

Я послушно сделала несколько глотков. А потом были тошнота, усилившаяся головная боль, что-то тёплое, жидкое, испачкавшее лицо и темнота, подступающая всё ближе. Где-то там в самой её глубине горел манящий уютный огонёк, обещая тепло и покой. Это всё, чего мне сейчас хотелось, но что-то не отпускало, держало, звало.

С большим усилием я открыла глаза и увидела склонившегося надо мной испуганного, бледного мужчину, очень похожего на…

- Игорь? Ты всё-таки пришёл! - голос не слушался, срывался, каждый звук давался с трудом.

- Вика? - удивлённо спросил он, словно ожидал увидеть кого-то другого. - Что с тобой?!

Что со мной? Огонёк в темноте вспыхнул с новой силой, он горел только для меня, он звал за собой, и я вдруг поняла, что происходит.

- Кажется, я умираю.

- Нет!

- Я так рада, что ты здесь…, - говорить становилось всё сложнее, но я была почти счастлива - он пришёл!

Мою ладонь накрыла тёплая рука, и стало совсем хорошо.

- Прости меня, не уходи! - его голос становился всё глуше, лица я уже почти не видела, зато всё ярче разгорался огонь там, впереди.

Горел и звал. Мягко, ласково, словно кто-то родной и любящий - тот, кого у меня никогда не было. Я поняла - пора…

- Прощай, Игорь, я люблю тебя. Очень…

- Нет! Вернись, пожалуйста! Ты должна вернуться!

В последний раз легонько сжала его ладонь непослушными почти одеревеневшими пальцами, шепнула:

- Вернусь… когда-нибудь… - и окунулась в бархатистую мягкую тьму через мгновенье сменившуюся ярким, тёплым, манящим светом и осознанием - я возвращаюсь ДОМОЙ!..

 

Пробуждение давалось с трудом. Я открывала глаза, пыталась сосредоточиться на окружающей обстановке и снова проваливалась в сон. Меня трогали за руки и звали по имени, но сконцентрироваться и ответить не получалось.

Когда, наконец, я смогла проснуться окончательно, то не сразу поняла, где нахожусь. Вроде бы в больничной палате, но не в своей. Она больше, светлее и кровати здесь три, а не две. На одной из них неподвижно лежал человек, обвешанный капельницами и какими-то проводами, которые вели к расположенным на стене тоненько попискивающим мониторам.

Такие же звуки раздавались над моей головой. Попыталась пошевелиться и осмотреться, затёкшее тело отозвалось болью, колыхнулась прозрачная трубочка капельницы, закреплённой уже в моей вене. Мамочки, что происходит?! Я ведь просто уснула и увидела очередной сон, разве нет? Мысли казались тяжёлыми и тягучими, текли медленно, путались и сбивались.

- Лиза?! - в поле зрения появился встревоженный, осунувшийся Горин. - Лиза, это вы?

- Конечно, а кто же? - удивилась и не сразу поняла, что он имел в виду. - Что случилось?

- Думал, вы мне расскажите. Позавчера я разговаривал с умирающей Викой, потом ваше сердце остановилось, и мне с большим трудом удалось его запустить, а вот разбудить вас не получалось почти двое суток.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться