Эффект Отражения (черновик)

Глава 2

К концу первой недели своего пребывания в Теменске, я с облегчением констатировала, что худшие опасения не оправдались. Никакие жуткие сны и даже просто неприятные воспоминания меня не преследовали. С дедушкой мы прекрасно ладили. С ним было легко и тепло, а, главное, я снова чувствовала себя нужной и любимой. В тётиной семье мне тоже были рады, с Яной мы быстро подружились. По вечерам звонила мама. Преодолевая неловкость, мы коротко говорили ни о чём, стараясь не касаться неприятных тем. Я не спрашивала об Олеге, она не звала меня домой…

Торговля в магазине шла неплохо. В общем, моя «новая жизнь» стартовала вполне удачно, единственное, что огорчало - это нерезультативная практика в «Теменских вестях». После трёх дней на «горячей линии», я всё же выпросила у Морозова задание. И даже не расстроилась, когда он направил меня на какую-то дежурную молодёжную акцию: волонтёры раздавали прохожим листовки о вреде алкоголя и никотина, а в конце устроили флешмоб, собрав из нарисованных на листах бумаги букв фразу «Мы за здоровый образ жизни!»

Я взяла интервью у ребят, поинтересовалась мнением нескольких прохожих об акции в частности и о пагубных привычках человечества в целом, дополнила всё это общей статистикой Росстата о примерном количестве курящих и пьющих жителей РФ, сведениями о последствиях такого образа жизни и в целом осталась довольна получившимся материалом. Но в свежем номере газеты от него осталось лишь четыре предложения! А на попытку возмутиться «главВред», перестав церемониться и резко перейдя на «ты», сухо отрезал:

- Я тебе что сказал - информацию напиши! Вас там, в культурной столице, жанры различать не учат? Информация, Лиза, это и есть четыре предложения, вернее три - что произошло, где и когда? Всё! На фига ты мне поэму на три листа накатала? Газетную площадь нужно расходовать экономно, для актуальных материалов приберегать.

- Но это очень актуальная тема!

- Это дохлая тема! - недовольно огрызнулся Морозов, с утра пребывавший не в настроении. - Думаешь, от того, что ты попугала алкашей туманным призраком цирроза печени, они вдруг завяжут и начнут новую жизнь? Счас! Такие особи используют газету исключительно в качестве блюда под закуску.

- Но…

- Всё, Лиза! Одна публикация у тебя есть, поздравляю, отдыхай. - Морозов огородился от меня кипой бумаг и всем своим видом демонстрировал огромную занятость. - Иди домой, потом ещё что-нибудь подберём.

«Опять на две строчки» - мрачно подумала я и предложила:

- Может, о каком-нибудь интересном человеке написать? У меня такие материалы неплохо получаются.

- Да неужели? - сердито огрызнулся редактор и вдруг коварно хмыкнул. - Люблю инициативных студентов. Что ж, если настаиваешь, есть тут у нас один интересный человек. Заведующий хирургическим отделением Игорь Борисович Горин. Кандидат медицинских наук, между прочим. Делает операции, за которые краевые светила медицины не берутся. А на днях какой-то крупный грант для отделения выиграл, но вот беда - человек он скромный, прессу не любит, от интервью отказался. Если тебе, Лиза, вдруг удастся его переубедить, можешь писать материал хоть на десять листов. Сокращать не буду.

Судя по хитрому блеску серых глаз, задачу передо мной поставили практически неразрешимую, но отказываться было неудобно - сама напросилась. Оставалось вздохнуть и попросить:

- А можете выдать мне какой-нибудь документ подтверждающий, что я прохожу у вас практику. Ну, чтобы проще было представляться? В «Будуаре» мне выписывали удостоверение внештатного сотрудника.

- Где, где? - ехидно переспросил Морозов, и выражение его лица стало таким же, как в момент разглядывания злополучного любовно-детективного романа. - Это дамское писево, что ли? Ну конечно, выпишем. Что же мы хуже этого «Пеньюара»?

Похоже, все виды средств массовой информации Морозов делил исключительно на серьёзные, к числу которых причислял «Теменские вести» и пустые, то бишь женские. Я пожалела, что сказала про «Будуар», теперь мне здесь тем более ничего стоящего не поручат. Если только не удастся переубедить Горина снизойти до районной газеты. Интересно, есть ли у меня хоть один шанс?

Перед визитом в больницу я адресовала это вопрос редактору социально-правового отдела Жанне Валерьевне Проничкиной - пухленькой, симпатичной тридцатичетырёхлетней брюнетке в очках. Медицина была её темой, так что знаменитого хирурга она не знать не могла. Услышав эту фамилию, женщина погрустнела и отрицательно покачала головой, объяснив:

- Я за ним пятый год бегаю, с тех пор как он мальчишку попавшего под трактор буквально по кусочкам собрал. Бесполезно. А ещё и очень неприятно: Горин не из тех, кто тактично подбирает слова, он что думает, то и говорит. Всем. Всегда. Ему прозвище «скальпель» не за профессию дали, а за язык. Так что не трать зря время и нервы, не ходи. А шефу утром скажешь, что ничего не вышло.

- Да ладно, пусть девчонка попробует, - вмешался, работающий за соседним столом Леонид Борискин. - Смотри, какая она худющая и бледнющая, будто только что из его отделения выползла, может, его это проймёт.

- Лёня, тебе статью об открытии птицефабрики нужно было час назад сдать, не забыл? Ты бы не отвлекался, «главВред» и так с утра не в настроении, - сурово напомнила развеселившемуся коллеге Жанна, а меня одарила сочувственной улыбкой и посоветовала: - Если всё же решишь пойти, не говори сразу откуда и по какому вопросу, а то он к тебе даже не выйдет.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться