Эффект Отражения (черновик)

Глава 4

При свете дня, в шумной толпе молодых людей вынужденная экскурсия в лес уже не казалась пугающей. И если бы не грустный повод, она бы мне, пожалуй, даже понравилась. Буйство зелени и цветов, звонкие птичьи трели, уходящие ввысь, подсвеченные солнечными лучами кроны старых дубов и сосен - я и забыла как здесь здорово! Впрочем, любоваться красотами природы было некогда.

Я успела познакомиться с директором центра молодёжи - симпатичной напористой блондинкой Светланой Леднёвой и совсем молоденьким, едва закончившим академию МВД, полицейским Артёмом Филипенко. Он сопровождал группу волонтёров и рассказал подробности происшествия. По его словам, ребёнка рано утром потащили за собой в лес молодые родители, приехавшие погостить к родственникам в провинцию из мегаполиса. Захотелось им грибной романтики, увлеклись и упустили заигравшегося сына из виду. Теперь вот приходится его чуть ли не всем городом искать.

Наверное, так же искали меня. В памяти остались только яркие пятна многочисленных фонариков, материализовавшиеся вдруг из пугающей темноты, звонкое многоголосье и лай собак, слившиеся в один сплошной гул, и непроходящее пронзительное отчаяние от железной уверенности, что я навсегда заперта в этом лесу, как в склепе.

Оставалось надеяться, что мальчика найдут до вечера - одному в лесу даже днём страшно, что уж про ночь говорить, а он ведь совсем маленький!

Родителей потерявшегося малыша с волонтёрами не было. Они прочёсывали лес с другой группой добровольцев, отправившихся на поиски раньше. Меня, признаться, это обстоятельство порадовало - фотографировать их в такую минуту я бы просто не смогла, а если, не дай бог, с мальчиком что-то случится - тем более рука не поднимется. Несмотря на аргументы Морозова, это казалось кощунством. Наверное, Горин прав - хорошего журналиста из меня не получится.

Впрочем, снимки ещё не всё, главное собрать и написать интересный материал. На этом и решила сконцентрироваться, продолжая общаться с Артёмом Филипенко и выяснять детали.

Узнав, что я внучка Георгия Лебедева, который, как выяснилось, когда-то работал с его отцом, Артём стал более словоохотливым. Правда, ничего нового я не услышала, кроме истории о том, как пару лет назад осенью волки загнали припозднившегося грибника на дерево, и ему пришлось просидеть там до утра. И хотя близко к городу они никогда не подбирались и нападали только в ночное время, напоминание об обитающих здесь хищниках заставило нас активизироваться.

Волонтёры разделились на группы по несколько человек и разбрелись в разных направлениях. Опасность заблудиться им не грозила - у всех был компасы, навигаторы и фонарики.

Я оказалась в одной группе с Леднёвой, Филипенко и сотрудником местного лесхоза Николаем Григорьевичем Тумановым. Его присутствие успокаивало - пожилой мужчина уверял, что знает этот лес как свои пять пальцев и что участвовал во всех подобных спасательных операциях за последние пятнадцать лет. Меня он тоже вспомнил и, прежде, чем я успела перевести тему, заявил:

- Тебя, Лиза, между прочим, дольше всех искали. А нашли совсем недалеко от города, возле старого пересохшего родника.

- Это там, где сирень растёт? - встрял Артём. - Действительно близко. Туда от моего дома всего полчаса идти.

Мне помнился только навязчивый, пропитавший всё запах ландышей. Кусты сирени память не зафиксировала, да и откуда ей взяться в густом лесу?

К счастью, углубляться в воспоминания Туманов не стал, а ещё через час, когда я по телефону уговаривала недовольную Яну поработать сегодня вместо меня, Артёму позвонили с радостной новостью - пропавший мальчик нашёлся!

- Идёмте, это недалеко! - крикнул он, и первым метнулся в сторону оставшегося позади города.

Примерно через двадцать минут мы были в нужном месте, среди большого количества оживлённых, шумных, излучающих радостное возбуждение людей. В центре внимания был худенький светловолосый мальчик - испуганный и заплаканный. Только когда с новой толпой участвующих в поисках добровольцев появились его, бегущие со всех ног родители, малыш смог выдавить слабую неуверенную улыбку. А вот молодые мама с папой сияли так, что вокруг, казалось, становилось светлее и теплее. Я успела сделать не меньше полусотни кадров, радуясь, что для этой семьи всё завершилось благополучно и что Морозов получит фотографии с эмоциями, как и хотел.

Вскоре мальчика с родителями увезли на пробравшемся сквозь лесную чащу внедорожнике, а мы отправились обратно пешком немного уставшие, но очень довольные.

Когда вдали уже слышался слабый шум городской автотрассы, Артёму снова позвонили и, судя по изменившемуся выражению его лица, на этот раз парень получил сообщение не из приятных. Я шла рядом и слышала как он, подозвав Туманова, тихо сказал, что в ходе поисков одна из групп, похоже, нашла человеческие останки. Мужчины отделились от остальных, а я, не успев, как следует всё обдумать, напросилась в попутчики. Надо же как-то вырабатывать ту саму недостающую журналистскую жилку.

- Хорошо, пойдём, - поколебавшись, неохотно согласился Артём, но предостерёг: - только учти - это не для прессы. В газету пока информацию давать нельзя. Ещё ничего неизвестно, там всё что угодно может быть.

- Например?

- Например, в прошлом году один фермер купил участок земли, распахал его и обнаружил кучу человеческих костей.

- Так много? Откуда? - искренне ужаснулась я.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться