Эффект Отражения (черновик)

Глава 1

Эффект отражения

Ты последнюю ставишь точку,

Выткав сказку при лунном свете.

Ты счастливо её окончил,

Чтоб не плакали ночью дети.

Только кто-то свечу уронит

И десяток страниц забелит.

Есть такие, кто точно помнит,

Как всё было на самом деле…

М. Котовская

Чемодан был собран сразу после летней сессии, окончательное решение принято ещё раньше, но вот к спокойному, почти безразличному голосу мамы я оказалась не готова. Думала, будет отговаривать от поездки, а она, опустив глаза, тихо сказала:

- Едешь в Теменск? Что ж, может, это и к лучшему. Олег очень зол. Я едва уговорила его не подавать заявление.

А вот это было не просто неожиданно - возмутительно!

- Что?! Он собрался ещё и заявление подавать?! Этот мерзкий…

- Лиза! - Мама бледная и уставшая посмотрела на меня с укором, окончательно прояснив, на чьей она стороне. - По твоей милости у него серьёзное сотрясение мозга.

- Это врачебная ошибка, трястись там нечему!

- Ты об него вазу разбила!

- Я защищалась! Он ко мне приставал! Мама, услышь меня хоть раз! - я закатала рукав длинной хлопковой туники, продемонстрировав почерневшие синяки, - отпечатки чужих пальцев на плечах. - Это мне впору заявление писать!

Я, кстати, пыталась. Вернее, просто проконсультировалась. В полиции мне посоветовали не трепать себе нервы, потому что привлечь человека к серьёзной ответственности за пару синяков - проблематично. А факт сексуальных домогательств доказать весьма сложно.

Мама побледнела ещё больше и отвернулась к окну, не выдержав моего обвиняющего взгляда.

- Но ведь ничего не произошло, - пробормотала она упавшим голосом.

- Спасибо вазе! Пожалуйста, посмотри на меня.

Она неохотно обернулась - поникшая, потерянная, жалкая, почти раздавленная. В глазах невольно защипало. Разве она такая когда-то была?

- Мам, почему ты его просто не бросишь? Он ведь ни одну юбку не пропускает! Самый настоящий…

- Лиза, не надо! - мама снова отвернулась и монотонно объяснила стене: - Это - Питер. Ты - студентка, я со своим средним медицинским больше двадцатки здесь не заработаю, а ещё за квартиру почти целый год кредит выплачивать. Олег нас полностью содержит. Продукты, жильё, твоя одежда, наконец, всё это стоит немалых денег.

- То есть я должна была покориться и расплатиться за предоставленные блага натурой?! Я ведь хотела работать в кафе по вечерам! Олег твой не пустил. Сказал, там пьяные мужики приставать будут, а сам…

- Лиза!

- Что, Лиза?! Это не в первый раз! Я говорила, помнишь, но ты никогда меня не слушаешь! Инну спроси, сколько раз мне приходилось у неё ночевать, когда ты была на дежурстве!

- Олег говорит, ты сама его спровоцировала! - неожиданно резко сказала мама.

От её чужого холодного взгляда меня замутило. Так смотрят не на дочь - на соперницу.

- И ты ему поверила?! Всё ясно, - я сдалась. Бессмысленно биться головой о бетонную стену. Иногда любовь не просто слепа, а ещё и слабоумна. - Мне пора, такси уже ждёт. Скоро поезд.

- А ты что-нибудь говорила дедушке? Знаешь, у него здоровье не самое крепкое - сердце, давление, не стоит…

- Это всё, что тебя волнует, да? Чтобы я никому не проболталась? - С трудом сдержала слёзы обиды и разочарования. Пора бы уже привыкнуть, а я всё ещё на что-то надеялась… до этого момента. - Можешь спать спокойно. Я и так не стала бы выливать на него эту грязь! Просто сказала, что устала от большого города и соскучилась. Пока, привет Олегу!

- Лиза! - мамин голос дрогнул и остановил меня у входной двери. Взгляд серых глаз был виноватым, как у собаки - побитой, но преданной тому, кто бьёт. - Прости.

Она вдруг словно что-то вспомнила, и вину сменила тревога.

- Но ведь тебе там не нравилось, а после последней поездки долго кошмары мучили.

Вообще-то, они до сих пор порой случались, правда, редко и были уже не такими яркими и жуткими, как девять лет назад. Скорее, походили на тусклые выцветшие фотографии.

- Мне было десять, и я заблудилась в лесу. Кто угодно бы испугался. Теперь всё в прошлом. И вообще, лучше кошмар во сне, чем твой озабоченный Олег наяву! Прощай!

Уже в такси, подъезжая к ЖД вокзалу, я призналась себе, что солгала. Возвращение в детство не радовало. Ничего ужасного в Теменске, конечно, не было - типичный районный центр, где проживает чуть больше тридцати тысяч человек, окаймлённый густым, казавшимся чёрным лесом. В детстве этот лес притягивал меня, словно магнит, а когда, поддавшись порыву, я поспешила на безмолвный зов и заблудилась в чаще, долго не хотел отпускать и отравил на прощание тягучими снами, пропитанными страхом и тоской.

Именно этого я опасалась, отправляясь на малую родину, - возвращения детских кошмаров, где фигурировало чужое, пугающее, окровавленное отражение в зеркале вместо моего лица.

 

За минувшие девять лет Теменск практически не изменился. Всё было таким, как я запомнила: небольшой центральный вокзал, рядом кафе и чебуречная, далее сеть магазинов и пёстрый, галдящий, оживлённый рынок. На улицах аккуратные в основном частные дома с ухоженными клумбами и палисадниками, а за ними темнеет частокол сосново-дубового леса. В свете яркого июльского солнца он уже не казался таким зловещим, как в детстве.

А искренняя радость дедушки, с которым я в последние годы общалась лишь по телефону и скайпу, окончательно развеяла все сомнения и неприятные ассоциации. Радушно встретила меня и семья маминой сестры.

Тётя Оля даже предложила подработку в одном из её двух продуктовых магазинов. Конечно, студентке журфака за прилавком стоять как-то не по специальности, но я ведь почти решилась на работу официанткой в Питере, а летом нередко подрабатывала кассиром на детских аттракционах, так какая разница? Когда начинаешь новую жизнь, собственные сбережения не помешают, так что мы с двоюродной сестрой Яной теперь работали там посменно.



Наталия N

Отредактировано: 08.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться