Эффект Врат

Размер шрифта: - +

Глава 6. Добро пожаловать на Госку

Николай Петрович Михеенко стоял посреди госковчанского здания Перехода и ощущал себя персонажем старого советского фильма. Всё вокруг было чёрно-белым. Будто кто-то намеренно приглушил краски и заодно решил сэкономить на электричестве, отказываясь включать свет, когда за окном уже давно наступил вечер. Над головой куполом возвышался огромный матово-белый потолок. Он плавно переходил в округлые стены, тоже белые, будто отлитые из непрозрачного пластика. Иногда мимо бесшумно проезжали высокие серые стулья. Они направлялись к временным владельцам, получив удаленную команду. 

Сами госковчане двигались по залу как в замедленной съёмке: плавно, размеренно, никуда не спеша. «Мохнатые мишки» — так называл Николай этих высоких нескладных существ, с головы до ног покрытых плотным серо-голубым мехом. Да и поведением госковчане больше всего напоминали медведей: спокойно обитали в своём снежном царстве и, если бы не история с Миваной, так и сидели бы в ледяных берлогах, изредка грея пузо на Коц-Црое. Встрепенуться госковчан заставили посягательства на их запасную планету. Кому захочется делить рай с дикой малоразвитой расой? Конечно их возмутила подобная затея. Но что ещё оставалось делать? Земля не резиновая, всех беженцев не впихнуть, а на Коц-Црое и условия подходящие, и места предостаточно. Да, госковчанский рай был не единственной необитаемой планетой в сети, но все остальные либо не годились для жизни, либо их давным давно колонизировали. Мохнатые же пока толком Коц-Црой не обжили. Врата туда открылись чуть менее трёх лет назад, что за такой срок успеешь? Особенно учитывая медлительность, свойственную госковчанам. Но, как говорится, кто не успел тот опоздал. Поезд ушёл, а значит придётся потесниться. Нужно же в конце концов помогать братьям по разуму! Хотя, конечно, куда проще было сваливать все проблемы на Землю.  

Ожидалось, что во время саммита политики найдут компромисс, но всё свелось к банальному убийству. 

— Темно и холодно, как в склепе, — проворчала Алиса, натягивая куртку. — И настроение соответствующее. 

Николай тоже надел пальто, в заднии Перехода и впрямь было прохладно.  

— Всё будет хорошо. — Он старался, чтобы голос звучал бодро. — Главное — слушай меня и не болтай лишнего.  

— Так точно, товарищ начальник, — хмыкнула девчонка. — Слушаюсь и повинуюсь. 

Николай не стал реагировать на очередную дерзость, пусть язвит и выпендривается, если ей от этого легче. В конце концов он находился здесь не для того, чтобы учить её хорошим манерам. У него была вполне конкретная задача, с которой он прекрасно справлялся, пока на горизонте не замаячил детектив Расэк. 

Мало того, что приходилось терпеть его розовую рожу, так ещё этот тип раньше времени сообщил Алисе про ягоды кирпи. Николай до сих пор злился, что позволил девчонке разболтать ирбужцу про посылку. А что он мог поделать? Не зажимать же в конце концов ей рот. Хотя кляп бы точно не был лишним, по крайней мере одной проблемой стало бы меньше. Но делать нечего, розовокожий узнал, что ягоды были у Серхата. Досадное недоразумение. И отвечать за него будет ни кто иной, как Николай. 

Он терпеть не мог, когда что-то шло не по плану. Размеренность и предсказуемость — вот девиз, с которым Николай шагал по жизни. Он всегда знал, чего хочет и поступательно двигался к цели. 

Еще в студенческие годы Николай определился с будущим местом работы. Поэтому когда во время зачета по юридической этике ему позвонили с неизвестного номера и сообщили, что управление хочет с ним пообщаться, Николай, к возмущению преподавателя, покинул аудиторию и вихрем помчался на встречу. Так началось его сотрудничество с ФСБ. 

Конечно, студенту не доверяли что-то по-настоящему важное. Он собирал информацию из открытых источников, устраивал на форумах споры, завязывал переписку с подозрительными личностями. Всё это было лишь прелюдией к настоящей службе. Но Николай прилежно выполнял задания, зная: каждая капля важна для общей цели. 

Жизнь текла по заранее составленному плану: диплом, армия, трудоустройство, звание лейтенанта, свадьба, двухкомнатная квартира в ипотеку, рождение Анюты. Николай привык к стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Вечером продумывал дела на завтра, по субботам возил Машку по магазинам, в первое воскресенье месяца навещал родителей, а тридцать первого декабря составлял цели на будущий год. Даже для интрижек было отведено специальное время. Николай четко следовал правилу: не встречаться с одной и той же девушкой дважды, — а потому чувства вины не испытывал. Всё-таки такие вылазки едва ли стоило считать изменой. 

Жизнь шла своим чередом, размеренно и гладко. Пока в один год не случилось сразу три события. Первое — ожидаемое и приятное: к званию лейтенанта добавилась приписка «старший». Второе — прескверное, но предсказуемое: Машка узнала о его похождениях и заявила, что подаёт на развод и забирает Анюту. А третье выходило за рамки того, что Николай не то что предусмотреть, даже вообразить был не в силах: некие Создатели предложили Земле вступить в межгалактическую сеть. Стало ясно, что грядут большие перемены, и к переменам этим нужно было подготовиться. 

Николай отдал квартиру Машке, а сам перебрался на съемную в центре города. По выходным забирал Анюту, раз в месяц платил аренду и ипотеку, по будням ходил на работу, а ночами зубрил общий и читал заметки тех, кто путешествовал через Врата. Спустя год его перевели во вновь образованный Отдел регулирования межпланетных отношений. В жизни снова появились размеренность и предсказуемость. Николай изучал другие расы, заводил знакомства, принимал инопланетных гостей, трижды побывал на Фрио, дважды — на Ирбуге, один раз — на До́нтоке. Даже посетил с Анютой Торнор — подарил дочке на день рождения первое межпланетное путешествие. В двадцать девять его повысили до замначальника отдела и присвоили капитана. А еще два года спустя на Госке убили ирбужского дипломата.  



Anna Orehova

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться