Эффект Врат

Размер шрифта: - +

Глава 10. Осмотр места преступления

В бывшей комнате Мирелка кто-то был. Дверь издала металлический звук, прежде чем в стене образовалось ровное прямоугольное отверстие. Расэк задумчиво взлохматил волосы. Кому ещё понадобилось осматривать место преступления?

— Входите, детектив! — донесся изнутри знакомый голос. — Вдвоем будет веселее.

«Только тебя здесь не хватало», — обреченно подумал Расэк. Он искренне надеялся какое-то время не пересекаться с этим назойливым типом.

Обстановка внутри была вполне привычной: панорамное окно, кресла, диван, кровать-берлога, перегородка в ванную. Только разбросанные повсюду вещи вносили некое своеобразие. На кресле разместился разноцветный клубок из одежды, фиолетовая штанина свисала с подлокотника, у дивана стояла расстегнутая красная сумка, неподалёку возвышалась кипа бумаг, ещё одна беспрядочно валялась на белом ковре прямо посреди комнаты. А рядом на полу, вытянув ноги, сидел Николай Петрович.

Он избавился от бордового галстука, пиджак лежал рядом, рукава белой рубашки были аккуратно закатаны. На левом запястье красовалось странное устройство с огромным круглым дисплеем и толстым металлическим ремешком. Земной шпион перехватил взгляд Расэка.  

— Это часы. Старомодный аксессуар, позволяющий отслеживать время.

— Старомодный? — Расэк прошел вглубь комнаты и остановился, прикидывая, с чего бы начать. — Зачем тогда вы его носите?

Николай Петрович задумчиво уставился на запястье.

— Ну… это стильно, не находите?

Расэк хмыкнул. На его взгляд, «стильно» не могло сочетаться со «старомодно». Он присел на корточки рядом с земным шпионом и принялся рассматривать бумаги. Те были разделены на три неровные стопки. В первой — с десяток одинаковых рисунков: чёрная точка, окруженная пунктирной линией. То же самое изобразила Алиса, рассказывая о встрече с Мирелком.

Во второй — тоже рисунки. На этот раз две пересекающиеся окружности, из центра каждой выходит отрезок и заканчивается большой жирной точкой. Третья стопка содержала многочисленные графики, формулы и таблицы.

Расэк достал из кармана телефон, включил режим сканирования и провёл устройством над документами. В память загрузилась копия каждого листка.

— Вам это о чём-то говорит? — Николай Петрович внимательно наблюдал за его действиями.

Расэк не представлял, что означают каракули Мирелка. Но предпочел многозначительно промолчать. Земной шпион немного подумал, потом тоже вытащил телефон и, держа его над документами, принялся тыкать пальцем в экран. Устройство при этом издавало забавное «та-дам», а Николай Петрович морщился, будто звук был ему неприятен.

Расэк оставил землянина копировать бумаги, а сам направился к дивану, снова присел на корточки и внимательно оглядел красную сумку. Он знал, что госковчане уже просканировали комнату, изучили каждую частичку, составили опись вещей. Разумеется, визуальный осмотр не сравнить с техническим анализом, но Расэк не собирался пренебрегать своими обязанностями только потому, что возможности мохнатых криминалистов были на порядок выше. Не обнаружив на сумке никаких повреждений, он принялся выкладывать её содержимое на пол: одежда, межпланетный паспорт, всевозможные лекарства, средства личной гигиены, упаковка леденцов… Расэк задумчиво оглядел получившийся набор, здесь явно не доставало одной важной детали…

— Нашли что-то интересное? — сзади подкрался земной шпион.

— Нет, — соврал Расэк, укладывая вещи обратно.  

Николай Петрович присел и подозрительно уставился на него:   

— Уверены?

— Разумеется.

Землянин указал на сумку:  

— Не возражаете, если я взгляну?

— Пожалуйста! — Расэк вручил ему сумку и поднялся на ноги.

— Мы на одной стороне, разве нет? — Николай Петрович бесцеремонно вытряхнул на пол то немногое, что Расэк уже успел упаковать. — Вы ведь тоже хотите помочь Алисе?

— Разумеется, — сквозь зубы процедил Расэк. Учтивый тон давался ему с трудом, ведь он прекрасно помнил, что именно землянин наговорил Алисе во время допроса. — Только не думаю, что мы на одной стороне. По крайней мере вашей помощи я пока не заметил.

Николай Петрович вскинул голову и с вызовом уставился на него:   

— Я вашей, между прочим, тоже.

Пару секунд Расэк смотрел на землянина сверху вниз, борясь с желанием поставить рыжеволосого выскочку на место. Потом решил, что разумнее будет игнорировать присутствие этого типа и направился в сторону кровати-берлоги. Николай Петрович, судя по донесшемуся шороху, продолжил копаться в вещах Мирелка.

«По крайней мере у меня есть список подозреваемых», — думал раздосадованный Расэк. Слова земного шпиона задели его за живое. Он злился, что почти попался на провокацию, ведь землянин явно хотел вывести его из себя, заставить сболтнуть лишнего. «Можешь хоть наизнанку вывернуть эту сумку, всё равно не поймешь, что упускаешь». Расэк искренне надеялся, что обнаружил зацепку, но для начала следовало ещё раз пообщаться с Нюрау.  

Он перевёл телефон в режим фонаря и присел перед кроватью-берлогой. Внутри царил идеальный порядок: простыня расправлена, подушки разложены по кругу. Похоже, Мирелк так и не успел здесь поспать, что в общем-то не удивительно: он прибыл на Госку перед самым началом саммита. Однако за те несколько часов, пока комната числилась за ирбужским дипломатом, в ней успела побывать целая толпа. Расэк сумел вытрясти из Нюрау криминалистический отчет и узнал, что госковчане обнаружили следы пяти посетителей.

Первыми были Алиса и миванский вождь, но они и не скрывали свой визит к Мирелку. Далее шёл Гуроу Гу, который, как оказалось, встретил ирбужского дипломата в общем холле, и они вместе направились во второй коридор, после чего мило побеседовали в комнате Мирелка. Четвертой значилась Вилеу Ви, то есть жертвы встречались незадолго до смерти. А вот с пятым именем произошла заминка.



Anna Orehova

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться