Эффект Врат

Размер шрифта: - +

Глава 20. Повышение

Алису сложно было назвать сладкоежкой. Пирожным и тортам она предпочитала горький шоколад или марципан, о существовании сахара только догадывалась, а всяческие сиропы, взбитые сливки и топпинги попросту не переваривала. Однако пакетик с ирбужскими конфетками опустел достаточно быстро. Не то чтобы ей очень уж нравился их вкус, она пробовала норги раньше и могла сравнить их разве что с кашицей из сладких бобов. Дома она бы на такое лакомство и не посмотрела. Но сейчас работающий на износ мозг требовал глюкозу.  

Обод Расэка не отвечал, а дверь его комнаты приветливо открывалась всем желающим. Видимо, детектив отправился на Симор, поэтому мозговой штурм приходилось устраивать наедине с самой собой.  

Она стояла у панорамного окна, но даже не думала любоваться снежными просторами и, казалось, не замечала проносившиеся по прозрачным тоннелям госковчанские поезда. Алиса размышляла о Мирелке.

Расэк рассказал, что круг подозреваемых сузился до четырёх имён: двое землян, госковчанин и миванец. Любой из них мог зайти в комнату к ирбужскому дипломату и подлить в лекарство яд. Любой. Однако Алиса пыталась смотреть на проблему шире.  

К чему ограничиваться четырьмя кандидатами в убийцы? Ведь речь идёт не о потасовке в подворотне: преступление совершено во время межпланетного саммита, и убит самый настоящий дипломат. Разве можно провернуть такое в одиночку? Пожалуй. Однако для этого нужно быть либо отчаянно смелым, либо отчаянно безрассудным. Алиса не исключала ни первого, ни второго, но всё-таки склонялась к версии, что у убийцы был сообщник.  

Госковчане с самого начала из кожи вон лезли, чтобы обвинить землян. А ирбужцы при первой же возможности предъявили аудиозапись и потребовали отменить дипломатическую неприкосновенность. Николай рассказал, как именно та запись попала к госковчанам. Он, конечно, обвинял во всём Расэка, но Алиса не сомневалась: детектива подставили, как, впрочем, и её саму. Выходит, и розовокожие, и мохнатые изо всех сил пытаются обвинить землян. Зачем? Ответ может быть вполне безобидным: они уверены, что Мирелка убил Серхат, и добиваются справедливости всеми доступными способами. Или же дело совершенно в другом: убийства с самого начала были совместной акцией ирбужцев и госковчан. А кто из представителей этих рас значится в списке подозреваемых? Гуроу. Видимо, она и выступила исполнителем, а остальные всячески пытаются её прикрыть.  

Но зачем им избавляться от Мирелка? И при чем тут Вилеу? Вопрос на миллион долларов, но тем не менее ответ может быть вполне банальным: деньги, власть, технологии… за что ещё нынче убивают?  

Алиса смяла пустой бумажный пакетик и отвернулась от окна. Всё-таки сложно устраивать мозговой штурм в одиночку. Присутствие Расэка сейчас было бы очень кстати.

Раздался резкий металлический звук, и тут же стена напротив сделалась прозрачной.

— Явился не запылился, — проворчала Алиса, прикладывая ко лбу обод.

В коридоре стоял Николай.

Она послала команду открыть дверь, но в ответ снова раздался противный металлический звук, дверь же при этом оставалась закрытой.

— Что за чёрт?

Алиса послала ещё одну команду. Никакого эффекта, только резкий звук и недовольный фээсбэшник за дверью.

— Бред какой-то…

Она зашла в адресную книгу, нашла Николая и послала вызов. Спустя секунду в комнате стояла проекция фээсбэшника, а его оригинал по-прежнему находился за прозрачной стеной. Оба Николая раздраженно нахмурили брови.

— Алиса, ну что за детский сад? Так и будем общаться через стену?

Алиса почувствовала, как по коже побежали мурашки. Не могла госковчанская система просто взять и сломаться.  

— Дверь заклинило, — пробормотала она. — Не хочет открываться.

— В смысле? — фээсбэшник сложил ладони домиком и попытался вглядеться внутрь комнаты. — Как это не хочет?

— Не знаю… не открывается, и всё тут.

Она прижалась спиной к панорамному окну.  

— Они заперли меня, да? Всплыли ещё какие-то улики?

Фээсбэшник нервно поправил галстук.

— Саммит завершился, — негромко сказал он.

Алиса стиснула в ладони серебряный домик.

— Ты же говорил, что до него ещё двенадцать часов?

— Перенесли. Я не стал тебя раньше времени расстраивать. — Он помолчал немного и добавил: — Неприкосновенность отменили.

Сердце отчаянно колотилось в груди. Но тело как будто сделалось ватным и не желало шевелиться.

— Значит, всё? Нас с Серхатом арестуют?

Николай, совсем как Расэк, запустил ладонь в волосы. И Алисе вдруг отчаянно захотелось, чтобы на его месте и впрямь оказался детектив. Он бы наверняка во всём разобрался, сумел найти выход и вытащил бы её отсюда.  

— Не знаю… — Пробормотал фээсбэшник.

Он явно хотел добавить что-то ещё, но промолчал, растерянно глядя на Алису.

— Говори, — попросила она. — Хуже уже не будет.

Николай ослабил галстук.

— Земля проголосовала против разведывательной экспедиции.

Алиса опустилась на пол и прижала колени к груди. Всё правильно. Председатель Генеральной Ассамблеи ООН купил себе свободу, а она… надо было соглашаться на сделку, когда представилась такая возможность!

Николай бросил взгляд по направлению к общему холлу.

— Что там? — спросила Алиса, уже прекрасно понимая, каким будет ответ.

— Нюрау. С ним Керберг и ещё двое госковчан.  

 

Расэк запрыгнул в прозрачную капсулу и, не дожидаясь попутчиков, прижал к кабине паспорт. Махина медленно поплыла к восемнадцатому сектору.

— Да быстрей же ты!



Anna Orehova

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться