Эффект Врат

Размер шрифта: - +

Глава 24. Эффект Врат

«И снова Симор», — думал Расэк, с тоской глядя на Врата. Ещё один переход, опять беспричинные страхи, опять мысли о непредсказуемости Эффекта Врат. Он смотрел, как удивительная арка переливается жёлтым и синим, и пытался убедить себя, что сумеет вернуться. 

— Идём? — Николай кивком головы указал туда, где Создатели по одной только им ведомой причине разместили проход на Симор. 

Расэк впервые задумался о том, появляются ли Врата хаотично или у их местоположения тоже есть непостижимый смысл. Если уж Создатели и впрямь всё предусматривают заранее, может, и расположение Врат играет особую роль? 

— Идём, — кивнул он, почти вплотную подходя к разноцветной арке. 

Один шаг, чтобы преодолеть миллионы световых лет. Один шаг, чтобы навсегда остаться запертым в чужом мире. Расэк закрыл глаза. 

Он понял, кто убийца, в тот самый миг, когда узнал про вулканический пепел. Мотив сужал круг подозреваемых до одного имени, но ради чистоты эксперимента стоило подкинуть приманку всем, кто одновременно с Вилеу находился во втором коридоре. Даже Шойю он рассказал про мнимый отчёт, который якобы в зашифрованном виде хранился в симорской лаборатории. Хотя кому-кому, а миванскому вождю в самую последнюю очередь была выгодна смерть Мирелка. 

Симор подходил идеально. Закрытая планета, заброшенная и никому не нужная. Если убийца явится туда (а он явится, Расэк не сомневался), если заглотит наживку, то выдаст себя с потрохами. Как можно устоять, когда на кону такая важная тайна? Нет, убийца точно придёт за отчётом, придёт, даже если заподозрит, что его заманивают в ловушку. Он постарается уничтожить файлы, рискнёт, если есть хоть малейший шанс, что исследования госковчанки получат огласку. 

«Пришьёт и нас с тобой» — логично рассудил Николай. Но Расэк понимал, что они вне опасности. Убийца не сможет пронести оружие на Симор: госковчанский пограничник этого не допустит. Да и убить, глядя жертве в глаза, — далеко не то же самое, что тайком подлить яд. 

Он открыл глаза. 

В лаборатории на Симоре не было ни души. Ирбужские учёные свернули строительство космодрома, да и госковчане, похоже, тоже покинули вахту. Безжизненной планете вновь предстояли долгие годы одиночества, а когда астероид упадет на Госку, здесь останутся единственные Врата — те, что ведут на Землю. 

— Смотри, какую мебель нам оставили твои земляки! — Николай плюхнулся в ближайший красный пуф. 

Расэк последовал его примеру, пальцы слегка подрагивали, как и в прошлый раз, когда он проходил этими Вратами. 

— Что дальше? Просто ждём? — не унимался земной шпион. 

— Ждём. 

Расэк откинулся в пуфе и глубоко вдохнул. Сердце бешено колотилось. И дело было вовсе не в переходе, он волновался из-за предстоящей битвы. Расследование завершено. Больше не будет допроса свидетелей и сбора доказательств, больше не будет загадок, предположений и споров с самим собой. Охота окончена, впереди лишь финальная схватка. Состязание ума. Именно за такие моменты он больше всего любил свою работу. Любил, когда исход игры больше не зависел от того, какие и кому достались карты. Теперь важно было сделать правильный ход и вовремя разгадать замысел противника. 

Он разложил по полочкам все факты этого запутанного дела, и сейчас, пока выдалась свободная минута, стоило ещё раз всё хорошенько обдумать. Из картины выбивался отчёт, который Алиса доставила Мирелку. Расэк никак не мог понять, то ли он что-то упускает, то ли этот отчёт — всего лишь случайность, а Алиса обладает феноменальным талантом появляться не в том месте не в то время. Беспокоило и письмо, которое Мирелк получил незадолго до смерти. Расэк отправил запрос в департамент космических изысканий Ирбуга, но ответ придёт ещё не скоро. Однако что-то подсказывало, что траектории комет никак не связаны с убийством, и без них всё складывалось гладко. 

— Пора бы уже. — Николай бросил беспокойный взгляд на запястье, где по-прежнему находился его старомодный аксессуар. 

— Пора, — пробормотал Расэк.   

В голове без конца крутились одни и те же вопросы: что если убийца не придёт? что если будет всё отрицать? что если записывающее устройство откажет? Устраивая ловушку, он пошёл ва-банк и рассчитывал получить признанье. Теперь оставалось только ждать. 

Расэк никогда не видел, как кто-то выходит из Врат, а потому даже подпрыгнул от неожиданности, когда у арки возникла высокая, худощавая фигура. 

— Наконец-то, — хмыкнул он. — А я уж было начал волноваться. 

Николай широко улыбнулся и с неподражаемым радушием произнес: 

— Ну здравствуйте, Гуроу! 

Госковчанка застыла. А Расэк вдруг подумал, что все их старания будут напрасны, если прямо сейчас она развернется и снова шагнёт во Врата. У них не было ни единой улики. Только домыслы и невероятный, если не сказать небывалый, мотив. Именно поэтому им во что бы то ни стало нужно было разговорить Гуроу. 

— Детектив Ра-а-асэк? — Наконец она сделала шаг вперед и удивленно хлопнула глазами. — Какой прия-я-ятный сюрприз! А кто этот милый земля-я-янин? 

— Николай Петрович Михеенко, — отрапортовал земной шпион. — Проходите, миледи. Мы давно вас ждём. 

— Миледи! — фыркнула Гуроу, усаживаясь в пуф. — Только не вздумайте бросаться подобными словами на Го-о-оске. — Она внимательно посмотрела на Николая и, видимо, заметив пластырь над его правым глазом, добавила: — Или вы уже попытались? 

Землянин недовольно скривил губы, но предпочел тему не развивать. Вместо этого он, следуя примеру Расэка, выжидательно уставился на госковчанку.   



Anna Orehova

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться