Эффект Врат

Размер шрифта: - +

Глава 25. Ультиматум

В первые несколько секунд Расэк застыл, ошарашенно глядя на Врата. Только что на его глазах произошло то, чего он боялся больше всего на свете. Сердце больше не ускоряло ход, оно, казалось, застыло и не билось вовсе. Звуки исчезли, по коже пробежал мороз. Инородная арка как ни в чём не бывало переливалась бордовым, а рядом с ней прямо на полу сидела Гуроу. Видимо, беспомощно сползла вниз, осознав, что случилось.  

— Странное ощущение, — еле слышно проговорил Николай. Похоже, он тоже был ошеломлен произошедшим. — Как будто Врата решили вмешаться. 

Расэк изумлённо посмотрел на него.  

— Решили вмешаться… — пробормотал он, понимая, что земной шпион, скорее всего, недалёк от правды. 

Не могли Врата закрыться просто так, слишком уж вовремя всё случилось. Во всём этом угадывалось явное послание Создателей: «Не смейте противиться нашей воле». Они подготовили для миванцев путь к спасению, но Гуроу вздумала разыграть собственный сценарий. Урок — вот что это было, назидание прочим разумным. Но если они решили вмешаться, значит… 

— Они контролируют Эффект Врат, — прошептал Расэк, не веря собственным словам. 

Но всё сходилось. Даже ему, противнику теории всемогущества высшей расы, сложно было найти другое объяснение. Он снова посмотрел на бордовую арку и вдруг осознал, что Врата — это не просто проход с одной планеты на другую. С их помощью Создатели наблюдают за жизнью своих подопечных и при необходимости вмешиваются в процесс. Выходит, Эффект Врат — вовсе не спонтанное, не поддающееся объяснению явление, им кто-то управляет. Догадывается ли этот кто-то о существовании обычного ирбужского детектива? Скорее всего, нет, по крайней мере до тех пор, пока тот не вмешается в высшие планы.   

 

Ещё ни один переход не давался Расэку так просто. Нет, он не перестал бояться Эффекта Врат, но теперь страх сделался осознанным, как перед прыжком в воду с пятиметровой вышки, когда знаешь: дно изучено, препятствий нет, делай всё правильно и ничего не случится. Эффект Врат перестал казаться непредсказуемым явлением, а то, что подчинялось логике, можно было держать под контролем. 

Вернувшись на Госку, он прямиком отправился к Кербергу. Пришло время вызволять Алису. 

— Нда-а-а, — протянул старик, закидывая в рот уже третью конфету.  

Расэк рассказал обо всём, что сумел выяснить, в том числе о Гуроу, которая начала торговаться, как только осознала безвыходность своего положения. Она быстро смекнула: единственное, что теперь связывает её с внешним миром, — это Врата, ведущие на Госку. Однако после падения астероида эта связь будет уничтожена. Значит, её ожидает голодная смерть на безжизненной планете, а такой расклад госковчанку не устраивал. Она согласилась признаться в убийстве Мирелка и Вилеу, но настаивала, чтобы её перевезли к Вратам, ведущим на Землю, где люди должны будут построить для нее персональную тюрьму. Далее шёл список требований к месту заключения, в котором среди прочего значились: ежедневное наполнение пищевого автомата, затемняющие экраны и телеграф. 

— Нда-а-а, — повторил Керберг. — И что по этому поводу думают земляне?  

Расэк пожал плечами:  

— Не знаю, Николай сейчас общается с Серхатом.  

Керберг закинул в рот очередной розовый шарик.  

— Думаю, они сделают всё, что она просит. Да и госковчане найдут способ переправить её ко вторым Вратам. Но этот случай с Миваной… да… это очень многое объясняет. 

Расэк кивнул и поднялся.  

— Я составлю подробный отчет. А сейчас, извините, мне нужно быть в другом месте. 

Он уже минут двадцать провёл в комнате ирбужского дипломата, с нетерпением ожидая, когда закончатся все формальности и можно будет отправиться в тюремный сектор. Он хотел лично сообщить Алисе хорошие новости. 

— Да-да, детектив, идите. Вы, конечно, ослушались моего прямого приказа, да… Но я закрою на это глаза, только подобное впредь не должно повториться. 

Расэк посмотрел на старика сверху вниз. Похоже, тот решил не замечать того факта, что именно нарушение приказа позволило выявить истинного убийцу. 

— Вот и прекрасно! — Керберг явно воспринял его молчание за согласие и тоже поднялся с кресла. — В таком случае у меня к вам будет ещё одна просьба. 

Он бросил пакетик с конфетами на полупрозрачный столик и вытер ладони о брюки. 

— Знаете, детектив, эта история открывает нам отличные перспективы, да. Я, пожалуй, тоже пообщаюсь с Серхатом. А вас пока попрошу никому больше об этом не рассказывать. 

Расэк вопросительно вздернул брови:  

— Вы что же планируете скрыть от миванцев, что Коц-Црой на самом деле принадлежит им? 

Керберг задумчиво пожевал губами:  

— Ну не то чтобы скрыть. Придержать на время, да… думаю, земляне со мной согласятся. — Его лицо осветила довольная улыбка. — Подумайте, сколько возможностей это открывает! Речь идёт не только о холодном ядерном синтезе, да. Мы вытрясем из этих мохнатых все секреты! Ради Коц-Цроя они отдадут нам всё! 

Он двинулся к двери, мягко подтолкнув Расэка в спину, так что тому пришлось идти рядом. 

— А их поезда! — Продолжал распинаться Керберг. — Технология строительства секторов, ободы, в конце концов! Сколько возможностей, детектив! Сколько возможностей…  

— Я так понимаю, насчёт холодного ядерного синтеза вы уже договорились?  

Наконец Расэк понял истинную причину, по которой старик не стал предъявлять обвинения Серхату. Дело было не в дипломатической солидарности или недостаточности улик. Дело было в тонком политическом расчёте. 



Anna Orehova

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться