Эффект Зоны

Font size: - +

Часть II. Глава 8.

Герман бежал так быстро, как только мог.

Он знал, что если лидеры местных группировок выберутся наружу быстрее, чем на них подействует газ с сывороткой, то достаточно скоро догонят его и устроят самосуд, который прерывать никто не станет. На удачу профессора, звуки стрельбы с площади у НИИ стали раздаваться уже тогда, когда мужчина достиг места посадки МИ-24, выделенного научным экспедициям для перемещения по Зоне.

У вертолета мужчину ждал экипаж.

- Быстро! – Закричал Герман на полпути к вертолету. – Улетаем!

Команда сопровождения поднялась на борт средства передвижения, но подниматься в воздух вертолет не спешил. Герман злился задержке и требовал объяснений, тогда к нему подошел связист группы и передал трубку средства связи. На вопрос ученого о личности вызывавшего, связист тихо проговорил ответ, заставив Германа немного побледнеть от услышанного. Мужчина поднес трубку к голове.

- Профессор Уокер, добрый день. – Приторно дружелюбно произнес ученый. – Боюсь, вы немного не во время.

- Это вы немного не вовремя заняты, мистер Герман! – Вырвалось из динамика, заставляя самого Германа немного отодвинуть от головы трубку и недовольно нахмуриться. Мужчина считал не допустимым такое резкое отношение к своей персоне, но в данный момент поделать ничего не мог - высшее начальство, поэтому, ученый, скрипнув зубами, ответил Айзеку:

- Что-то произошло, профессор?

На том конце провода послышался непродолжительный кашель собеседника, после чего вновь раздался и сам голос, начавший говорить более мягко:

- Мы пересекли границу с Зоной и направляемся непосредственно на саму станцию, чтобы провести ряд измеров…

- Замеров. – Уверенно поправил ученого Герман и тут же пожалел об этом, вновь получив в свою сторону очередную порцию нежелательной ругани.

- Не надо меня поправлять! – Рыкнул в трубку Айзек, а местному ученому оставалось только радоваться, что иностранный товарищ, за время работы в Москве, не успел изучить от коллег лишний пяток матерных слов. Через мгновение, видимо успокоившийся, ученый продолжил. – Так как нам велено с вами встретиться, предлагаю вам взять все свои наработки и отправиться туда же. На станции дождетесь нашего прибытия, там и поговорим.

Возражать Герман не стал, да и зачем? Если начальство хочет влезть в самое сердце здешнего ада – пусть лезет, тем более что ученый был бы только рад, если бы высокомерного американца слопал какой-нибудь случайный кровосос или, невзначай, пуля «Монолитовца» нашла своё пристанище в его черепной коробке.  

- Хорошо, мистер Уокер, выдвигаемся на место. До связи. – Быстро договорив, мужчина отключил станцию и велел немедленно лететь в сторону АЭС, надеясь, что все его отрицательные мысли не развернуться против него и этот полет не окажется последним.

- Да, до связи, профессор. – Усмехнувшись, проговорил американец, провожая взглядом взлетающий вертолет, из своего убежища в маленькой постройке на окраине Лиманска.

Айзек понял, что Герман совершенно не подозревает, что они находятся совсем близко и, поэтому, не сильно нервничает. Но и привычного спокойствия американец в коллеге не заметил, а это значит, что всё рассказанное одним из местных сталкеров, - не иначе, как правда. Уокер вышел на опустевшую поляну и, глядя в сторону улетевшего вертолета, спросил:

- Как далеко отсюда до станции?

- Если идти напрямую, то не больше полу дня пути. Но, так как эти пути закрыты аномалиями, я бы посоветовал идти через Припять. – Ответил ученому вышедший из укрытия, вместе с остальными бойцами, Бродяга. К его мнению Айзек решил прислушиваться с того самого момента, как сталкер провел их через аномалии к месту, где проходила сходка лидеров. После ученый попросил бывшего «Монолитовца» сопровождать их и далее, обещая заплатить, но Бродяга отказался, опираясь на то, что в этом городе он и его люди единственные, кто может помочь проходящим сталкерам. Но вывести ученого и его группу их города пообещал и обещание выполнил, по пути рассказывая подробности прошедшего собрания. Узнав, о чем Герман просил местных лидеров, Айзек не удивился: полностью отдавшись охоте на сбежавшую ученую, сам профессор с каждым разом становился всё более предсказуемым.

- А в Припяти аномалиями не закрыто? – Вновь задал вопрос американец, отдав стакеру свой планшет с просьбой обозначить проходимый путь через город. Разобравшись с картой, Бродяга усмехнулся:

- Местами, но в основном город открыт. Хоть на самокате катайся и экскурсии обзорные себе устраивай.

- Значит, идем через Припять. – Вздохнул ученый, поняв, что весь предстоящий путь придется пройти пешком, так как выделенный запас топлива в автомобиле кончился. Начальство не рассчитывало, что придется так много разъезжать, да и ни о каких замерах на ЧАЭС – речи не было. Айзек решил, что находясь в отдалении от своего места постоянного обитания, Герман будет чувствовать себя менее уверенно, а вот о том, что отправил ученого именно на станцию – мужчина уже жалел. В этот момент ему на ум пришла, узнанная от одного русского коллеги, поговорка: язык мой – враг мой и та, как посчитал Уокер, была сейчас совершенно уместна. Пробежавшись взглядом по карте на своём планшете, изучая отметки наиболее безопасных путей, поставленные Бродягой, ученый закрыл ту и принялся набирать сообщение.



Галина Ландсберг

#3869 at Other
#574 at Adventure
#4697 at Fantasy
#602 at Action Fantasy

Text includes: приключения, любовь, stalker

Edited: 05.11.2017

Add to Library


Complain




Books language: