Егерь. Кровавая диктатура.

Глава 6

И вот настал так званый день икс.

Воины обьеденённой армии королей стояли на некотором расстоянии от Кипорта. Посланник из Калипии, которого отослал принц Мортимер так и не прибыл с воинами. Гервес надел свои белые доспехи и взял меч со щитом. Император взглянул на солнце и пошёл вперёд. Он выступил с четырьмя тысячами воинов и двинулся на врагов. Копыта коней загремели, словно раскаты грома. Было решено натравить на них воинов из Сладена, они направились им навстречу и где-то в чётырёхстах метра от стен Кипорта они встретились. Но никто не учёл, что император взял самых лучших бойцов. Один такой воин стоил десятка обычных солдат. Они быстро окружили шестетысячное войско короля Дабилиса. Старый Дабилис был напуган и сбит с толку. Он смотрел по сторонам, ожидая атаки по сторонам. Копейщики императорской армии, словно мясники, закалывающие свиней, закалывали сладенцев. И вот на Дабилиса налетел Гервес. Его появление было столь же резким и неожиданным, как молния. Дабилис кое-как отазил удар щитом, который упал на землю и затерялся среди копты коней. Старик отвлёкся на это и получил щитом императора по голове. Он упал на землю. От удара в его глазах потемнело. Месево из тёмных полос – вот, что он видел после падения, лёжа на земле. По сути, он реагировал только на звук. Всеми этими полосами были конские ноги несколько, из которых задели и его тело, но тяжёлый доспех достаточно хорошо защищал хилое и чахлое тело Дабилиса, но одновременно с тем их тяжесть не давала ему встать. Они и станут для него гробом. Но вот средь чёрных полос мелькнуло что-то белое. Это был доспех Гервеса. Он снял шлем с короля, после чего снова влез на коня. Затем стеганул его уздечком. Конь заржал, вскочил на задние копыта и приземлился передними на лицо Дабилиса. Разадлся треск. Конь отступился назад, а череп старика просел, а из трещены потекла кровь. Гервес стал отступать назад к стенам Кипорта с потерями всего в 268 человек. В то время как войск Сладена осталось, возможно, вдвое меньше, чем потерял император.

Волтера и Шарлетту радушно встретили на Карт-Марине и пообещали защищать так, как однажды Волтер защищал Трион. Остров этот был крайне красивым и обворожительным. На нём можно было забыть всё, что было до этого. Они даже подумывали, что всё обойдётся, пока дозорный корабль не вернулся с вестью, что на Карт-Марин движиться флотилия из двадцати огромных кораблей. К ним навстречу выпустили ровно такое же количество. Декарта не пугали его враги. Отец учил вести его морские бои. Море вскипело вокруг кораблей. Декарт перескочил на верёвке на один из флотов. В момент прыжка, он как будто растворился в воздухе, после чего сгруппировался и приземлился на судно. Он стал легко убивать врагов, ведь среди защитников Карт-Марина были лишь в основном только ополченцы (ведь Карт-Марин являлся больше промышленным центром, чем военным). Некоторые из которых держали меч впервые. Декарт наносил разящие удары по телам врагов. Но вот один из ополченцев ударил его веслом. Он оступился назад и рухнул в воду. Но он быстро всплыл. После чего легко вскорабкался на корабль. Флотилия Карт-Марина были разгромлены, в то время как Декарт лишился лишь двух кораблей. Произошёл некий парадокс, ведь пока император Гервес громил своих врагов, флот Декарта разрушал флот Карт-Марина.

В лагере же королей началось опасение. Но они не теряли надежды и решили буром всей ордой двинуться к стенам королевства. Вся этая «пёстрая» орда стала пытаться выбить ворота, но Гервес сам открыл им ворота, за которыми выставил коридор из солдат, которые закрывались щитами, где в конце их ждали точеные копья.Кровь летела на тёмные щиты и вскоре тёмно-деревянный коридор превратился в багряно-красный. Воины спотыкались через трупы своих побратимов, а некоторых зажимали мёртвые тела и они задыжались. Впереди всех шёл Ксарий. Он умело прикрывался от ударов и убил нескольких щитовиков. Один из трупов чуть не сбил его с ног, но он сумел увернуться и уже видел выход, но в конце концов одно из копей настигло его шеи и он стал частью этого месива. Так было убито только чуть больше сотни воинов, и они снова стали отступать, но король Марипорт не успел покинуть коридор щитов и также был заколат. Ведь это тактичиское решение и не должно было убить множество людей, а лишь не дать им пройти.

Корабли же уже пришвартовались к берегам Карт-Марина. Оставшиеся ополченцы вооружились всем, чем только можно: лопатами, заточенными палками и железными прутьями. Воинов тех было совсем не много. Их заданием было лишь придержать Декарта с воинами, которые начали наступление. Воины те были не особо опытными, но они почувствовали такое единение духом, что даже давали им достойный отпор. Они знали, что смерть неизбежна, но это был единственный выход. А Волтер и Шарлетта бежали на другой край острова, чтобы скрыться от приследоватилей. То место, которое только что казалось им райским уголком, стало полем битвы. Дома и дома – вот, что они видели. Одно здание быстро меняло другое, они стали плыть и смешиваться. И когда они уже почти добежали до причала на другом берегу, то увидели, как туда пришвартовалось ещё несколько кораблей, стеной они загородили проход в воду. Егерь взглянул назад и увидел, как Декарт и другие воины уже приблежались. Серый знал, что им обоим грозит плен и катаржные работы до конца жизни, а также издевательства и ненависть. И всё это только в лучшем случае. В противном же, Серого казнят на глазах у людей, а, что сделают с Шарлеттой – страшно представить её бы отдали в самый ужасный бардель, куда приходят одни психи и извращенцы. Медленно Волтер достал трофейный кинжал. Ведьма взглянула глазами полными надежды на Волтера, она понимала, что сейчас произойдёт.

- Сделай это быстро, - сказала Ведьма.

Взгляд Волтера стал жалостливым ни как у волколаки, а как у щенка. Он взял её нежно за плечо, будто собирался ей сделать массаж, после чего они страсно поцеловались в последний раз, и лезвие кинжала пронзило её грудь в этот момент. Ведьма упала навзничь, но егерь похватил её рукой под спину.



Рамазан Хизриев

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться