Его единственная

Глава 8 Путь на шабаш

Див до вечера так и не выходил из бани. Слышно было, как он что-то делает, постукивая инструментами. Хотела позвать на ужин, подошла к дверям бани и замерла в нерешительности. После подслушанного разговора у старосты какая-то неловкость появилась, так и вставала перед глазами реакция Дива на новость о женихе. Хотелось войти к нему и сказать, что мне тот жених — никто, он не предопределением избран. Но как объяснить, с чего это я вдруг на эту тему заговорить решила?

Долго не могла заснуть, а утром застала его, как ни в чем не бывало мастерящего что-то во дворе.

— С добрым утром, — неуверенно поприветствовала мужчину, тот взглянул на меня своим пробирающим до глубины души ясным взглядом и улыбнулся:

— Доброе, ведьмочка Эля, — от этого обращения я едва не заурчала. — Я тут кое-что в дорогу тебе приготовил, лишним не будет.

Этим чем-то оказался короб-кофр, который наподобие рюкзака мог одеваться на плечи, а мог прикрепляться к черенку метлы на время полета. Здорово! Я до такого не додумалась.

— Спасибо, — едва не прослезившись, я с умилением рассматривала подарок.

— Когда вылетаешь? — видимо устав поражаться моей чрезмерной благодарности, поинтересовался Див.

— К полудню, примерно, — вздохнула я.

— Я кое-что из походных деликатесов приготовил, — усмехнулся мужчина, указывая на дымящийся на печи котелок. — Если понравится, и в дорогу возьмешь.

Ну что сказать? Блюдо из неведомых мне-прежней грибов, с клубнями каких-то редких лесных растений и вправду пробудило во мне гурмана. Ела не спеша, смакуя каждую ложечку. Надо будет потом посмотреть через блюдечко: из чего эта вкуснятина приготовлена и сам процесс готовки.

Но вечно сидеть за столом, болтая о том и о сем нельзя; время поджимает, надо собираться в дорогу. И Микуся вон нервничает уже, места себе не находит.

Взлетала, с тоской глядя на помахивающего мне на прощание рукой Дива. Внутри все разрывалось от смеси волнения перед шабашем и грусти из-за расставания со ставшим едва ли не родным человеком. Собственно, в этом мире у меня кроме него и Мики никого и не было.

Вскоре знакомые леса и степи скрылись из виду, метла, включив автопилот, сама настраивала маршрут, согласно показаниям навигатора, а я предавалась мыслям и созерцанию окружающих красот. Сконектить мой транспорт с Алисой надоумила Мика, подсмотрев что-то в моей памяти. Благодаря этому я могла лететь сутки напролет, дремля прямо в пути. И в итоге, мой путь вместо двух дней, с перерывами на отдых, занял всего лишь сутки. Опускалась лишь для того чтобы немного размять ноги и справить естественные надобности.

На месте оказалась как раз к обеду. Едва снизилась, тут же оказалась вовлечена в царящую вокруг суету. Шабаш проходил на огромном лугу, по периметру которого расположились гостевые шалаши. Повсюду сновали женщины всех возрастов.

— С прибытием! — радостно воскликнула рыжеволосая девчушка лет шестнадцати. — Ты здесь впервые?

— Эм… Да, — кивнула я, открепляя кофр от метлы.

— Вот и здорово! Я все покажу, расскажу, — с видом знатока известила она, хотя я и без подсказок все знала. — Меня Тинкой кличут, а тебя?

— Элеонора Мищевская… То есть — Эля, — заметив надувшиеся губки девчонки, подкорректировала свой ответ я.

— Из родовитых что ли? — вылупила на меня свои зеленые глазища Тинка.

— Есть такое дело, — уклончиво отвечаю.

— И откуда будешь?

— Сейчас Мелозерская, — как-то уже вполне привычно ответила я (а давно ли считала себя Питерской?)

— Говорят, там места красивые, — мечтательно произнесла она. — Но мне некогда летать и красотами любоваться. Я — ученица Верховной ведьмы! Это так ответственно! Дел невпроворот, — приглушенным шепотом, но оттого не менее гордо известила Тинка. — А где твоя наставница?

— Нету.

— Оу… Ты самоинициированная? — кажется, девочка расстроилась.

— Нет, наставница отошла в мир иной, — для вида вздыхаю, хотя горечи от потери незнакомого мне человека не испытываю.

— И силу передала? — с придыханием спрашивает.

— Да, — удивленно отозвалась я.

Слишком прочно в голове засели земные стереотипы о том, что ведьма не сможет покинуть мир живых, не передав свою силу; тут видимо иначе, но я прежде об этом не задумывалась. А память предшественницы так фрагментами и приоткрывалась, не показывая полной картины.

— Так ты теперь полноценная ведьма?! — восхищенно воскликнула моя новая знакомая, жестами подзывая к одному из шалашей. — Здесь жить будешь, — сообщила она. — Располагайся. Вещи можешь оставить внутри, тут никто чужое не тронет. Сразу за деревьями ручей, можно умыться с дороги. Я тебя внесу в список прибывших и пойдем на обед, — протараторила рыженькая и, не дожидаясь моей реакции, рванула куда-то в направлении единственного имеющегося здесь дома.

Хотя какого уж там дома? Барские хоромы: высокие, большие, явно на много комнат, крыльцо парадное резьбой украшено, как и ставенки да наличники. Эх, мне б такой домик. Хотя… Что за мысли? Где-то меня целый дворец ждет. А где-то Див ждет… Правду говорят: с милым и в шалаше — рай. Вот уж и о своей халупе с теплом и нежностью вспоминаю, а ведь Див мне никто, ничего между нами не было и никогда не будет. И вообще, он скоро домой свалит и даже, как зовут меня — забудет.



Марина Андреева

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться