Его фанатка

11

Потрясающая музыка, мощный вокал, световое шоу, запоминающиеся декорации, огромный экран, на котором транслировались в живом времени камеры, установленные на стадионе, и нереальный драйв – вот что было на этом концерте, который так ждала Нелли. На какое-то время она забыла о своих чувствах к Медвежонку – он стал для нее частью группы, чья музыка всегда была для нее особой. Нелли перестала видеть Фила в незнакомом парне с гитарой, чье лицо казалось маской демона. Он стал для нее музыкантом, создающим музыку, жесткую, но искреннюю, с агрессивным, темным звучанием, но со светлым началом. А какой может быть музыка, которая звучит из сердец?

Старые песни вызывали ностальгию – особенно «Колыбельная», и когда Кей, присев на корточки на самом краю сцены, мелодичным нежным голосом пел ее, Нелли чуть не заплакала. Почему, и сама не поняла. Вдруг вспомнила детство – в каком она была классе, когда он познакомился с ее сестрой? В восьмом?

А от новых песен по коже бежали мурашки – парни росли вместе со своей музыкой.

В одной из таких песен, которую Нелли раньше не слышала, у Фила была сольная гитарная партия – красивая и переливчатая, и пока он играл, люди на стадионе подняли вверх светящиеся телефоны – как когда-то раньше поднимали зажигалки. Нелли и Яна тоже подняли телефоны и плавно махали руками в такт красивой мелодии.

В какой-то момент соло Фила подхватил Рэн, его брат-близнец, а Фил направился к краю, как недавно Кей.  Он пожимал руки тех, кто оказался у самой сцены, что-то кричал, смеялся. Отпил из бутылки воду и кинул ее в толпу – кто-то с восторгом поймал бутылку, и Нелли в глубине души позавидовала этому человеку. А потом Фил оказался напротив Нелли – она и сама не поняла, как.

Он увидел ее в огромной толпе. Увидел и подмигнул. А затем широко улыбнулся. И в этот момент он снова перестал быть для нее музыкантом. Стал мужчиной, от которого она сходила с ума все это время.

Как зачарованная Нелли смотрела на Фила, не в силах оторвать взгляда, а он смотрел на нее.

На какое-то мгновение все звуки для нее исчезли. И все лица – тоже. Все, кроме его.

Медвежонок.

Он протянул руку, пытаясь коснуться ее пальцев. И Нелли почувствовала, как сердце бьётся где-то в горле. Еще чуть-чуть и….

– Я люблю тебя, Фил! – истерично заорала какая-то девушка рядом, портя момент, а ее подружка зачем-то полезла под кофту.

Нелли моментально вернулась в реальность, а в Фила полетел алый лифчик – он ловко поймал его и со смехом поднял руку, словно демонстрируя добычу. Парни моментально это оценили и засвистели.

– Там номер телефона! – закричала его обладательница, срывая голос. – Позвони мне!

– Я люблю тебя! – вторила ее подружка.

Фил кинул лифчик куда-то в толпу и ушел на середину сцены, к брату.

Нелли так и не смогла коснуться его руки.

Обозлившись и на мгновение перестав себя контролировать, она со всей дури толкнула идиотку, которая кинула лифчик в Фила, и та наверняка бы упала, если бы не напирающая сзади толпа.

– Офигела? – девушка толкнула Нелли в ответ. Кажется, она была не совсем трезвой.

– Я случайно! – с вызовом ответила Нелли.

– Я тебе сейчас случайно все волосы выдеру, швабра!

– Попытайся, если жить не хочешь!

Наверняка они бы подрались, если бы не парни рядом. Видимо, они были друзьями этой девушки, потому что просто утащили ее назад. А Нелли как могла успокоила Яна.

Последней песней, по традиции, была «Оригами» – «На краю» исполнили ее дважды, прежде чем уйти. И, слушая ее, Нелли плакала. Эту песню она когда-то слушала на репите. И ей казалось, что так звучит ее собственная душа.

«Медвежонок, я люблю тебя», – думала Нелли, глядя, как музыканты скрываются за кулисами. Ей вдруг вспомнился их поцелуй на крыше под звездами, захотелось улыбаться и плакать одновременно.

После концерта Нелли и Яна, мокрые, уставшие, с сорванными голосами, но довольные, пошли искать Катю. Получилось это не сразу, и пришлось изрядно побегать, потому что связь не работала, однако Катя сама нашла их в раздевалке. Нелли даже не сразу узнала ее – на сестре были солнцезащитные очки и кепка, под которую она убрала длинные темные волосы. Нелли узнала ее по черному свободному свитшоту с надписью «Андеграунд» – и то, только потому, что он принадлежал Кею.

– За мной, девочки, – сказала им Катя и повела за собой. В кармане у нее был пропуск, который помог им пройти туда, куда никогда бы не пустили обычных фанатов, а их троих охрана пропустила без разговоров. В святая святых – в гримерную.

На двери висела записка: «Не входить! Осторожно! Убьют и не пожалеют!». И, прежде чем открыть дверь, Катя со смехом в голосе пояснила, что это традиция «На краю» – каждый раз кто-нибудь их парней пишет на листочке какую-нибудь глупость и клеит снаружи.

– А в этот раз кто? – с любопытством спросила Яна, которой казалось, что она попала на небеса.

– Кажется, Келла, – присмотрелась к почерку Катя и открыла дверь.

– Офигеть! – счастливо заулыбалась Яна. Это было для нее сродни двери в рай. Впрочем, для Нелли – тоже.



Анна Джейн

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться