Его фанатка

12

Первым, кого они встретила, был Рэн. Он отыграл на сцене два часа, однако, несмотря на это, казался бодрым и что-то увлеченно говорил на камеру – наверное, снова что-то снимал для своего влога. Нелли поспешила уйти подальше, чтобы случайно не попасть в объектив – наверняка потом ее узнают знакомые, а их у Нелли было великое множество. Вопросов не оберешься! Что она делала в гримерке «На краю» после концерта? Не говорить же всем и каждому, что муж ее сестры – Кей? Нет, она бы с удовольствием сказала бы, но Катя ей потом снимет голову с плеч и нахлобучит на шею кочан капусты. Быть первым в мире человеком-капустой Нелли не хотелось. И она пошла дальше, потянув за собой Яну.

Нелли и сама не поняла, как они с подругой разделились. Катя подвела их к столику, на котором стояли бокалы с напитками, и пока они с сестрой разговаривали, перекрикивая громкую, долбящую по ушам музыку, Яна куда-то испарилась, выпив для храбрости шампанского. Куда, Нелли так и не поняла.

К ним подошел Кей – уже в обычно своем образе, как в шутку говорила Нелли, «человеческом», и тотчас обнял Катю. Он часто делал это на людях – показывал, что она – его женщина. Прижимал к себе, одну руку кладя на талию или на плечи, и не отпускал. А Катя не отходила от него ни на шаг, лишь смотрела в его красивое холеное лицо влюбленными глазами. А когда он видел этот взгляд, его лицо смягчалось – словно его освещал теплый свет. И Нелли была уверена, что друг без друга они точно не смогут. А еще иногда по-доброму завидовала сестре – той удалось стать женой знаменитого музыканта. Может быть, и ей улыбнется удача с Филом? Только вот зачем ему фанатка? Вот Катя никогда не была поклонницей «На краю», и вообще, любила другую музыку. Катя – не фанатка, и Кей явно рад этому. Фанаток ему и без нее хватает.

Может быть, для серьезных отношений Фил тоже ищет кого-то, кто будет ценить не его музыку, а его самого? Нелли ценила. И талант, и внешность, и душу. Любовь к нему стала ее маленьким персональным проклятием, от которого сложно было избавиться. Почти невозможно. Вот и сейчас она искала глазами Фила, пытаясь найти в веселой шумной толпе.

– Он там, – сказал вдруг Антон, словно поняв ее мысли. И повел в соседнее помещение, предназначенное для афтепати. Нелли показалось, что она не в одном из служебных помещений стадиона, а в настоящем клубе – танцпол, барная стойка, мягкие диванчики. Лаконичный дизайн и модные кислотные цвета. Неоновые лампы и оптические инсталляции. Кожа и зеркала. Клубящаяся полутьма, в которой мелькали силуэты. И громкая музыка, которая была создана для того, чтобы под нее отрывались.

– Фил должен быть здесь. Он уже переоделся. Не будешь против, если я заберу твою сестру? – спросил Антон. Нелли лишь улыбнулась в ответ, и он повел Катю за руку куда-то в эту самую тьму. В какой-то момент они остановились, Катя закинула руки ему на шею, а он стал ее целовать, играя с длинными распущенными волосами. А потом подхватил и закружил в воздухе. Через несколько секунд они исчезли. А Нелли пошла искать Фила, чувствуя себя сталкером. Издалека она снова заметила Рэна, который, положив руку на плечо барабанщику Келле, что-то громко и радостно рассказывал толпе девушек – наверное, таких же фанаток, как и она сама. Они смотрели на музыкантов с восхищением и жадностью. Нелли не вовремя вспомнила слова сестры о том, что группу часто сопровождают подобные сомнительные девицы. «Раньше их называли групи, а сейчас это просто… модели», – сказала Катя хмуро. «Ты ревнуешь Антона?» – спросила тогда Нелли. «Нет. Скорее, меня бесит, что на него постоянно кто-то посягает. Не люблю, когда берут мое», – ответила сестра.

Может быть, сейчас Фил тоже находится рядом с одной из таких… моделей? Вернее, с двумя сразу. Все всегда шутят о том, что Фил тащит в постель сразу нескольких.

Эта мысль разозлила Нелли. Она, в отличие от Кати, ревновала, хоть с Филом их не связывало ничего, кроме того странного поцелуя на крыше. Ну и конечно, ее любви. Но ее чувства не в счет.

Ей вдруг представилось, как Фил целует сейчас какую-нибудь девицу. А она обнимает его за обнаженные плечи и оставляет на спине следы от своих ногтей.

Губы Нелли пересохли – так часто бывало, когда она злилась. И девушка, резко отшив какого-то парня, направилась к пирамиде из бокалов шампанского. Бокалы высились на столике, и были подсвечены голубым неоном, и потому казалось, что в них не шампанское, а какой-то воистину колдовской напиток.

На вкус шампанское было сладким, немного резким и отдавало малиной. Попробовав его, Нелли сделала всего пару неспешных шагов назад, как вдруг на столик стал падать какой-то хохочущий парень – явно нетрезвый. И замершая Нелли тотчас поняла, что сейчас произойдет. Он завалится на столик, пирамида разрушится и все полетит прямо на нее.

Время замедлилось, стало тягучим, словно патока.

Нелли замерла от ужаса.

Однако в последний момент ее вдруг схватили за плечи и с силой потянули в сторону. Там, где она только что стояла, лежали осколки и блестело в свете неоновых огней пролитое шампанское.

Первое, что поняла Нелли, – пьяный парень не пострадал. Он оказался на столике, хохоча еще громче. Второе – она тоже не пострадала. А третье... Третье – ее прижимал к себе какой-то среднего роста парень в сером свитшоте с модным цветочными принтом на рукавах. От него пахло пряным одеколоном и шоколадом. А еще у него были сильные руки.

Нелли инстинктивно прижалась щекой к его груди, и ей почудилось, что она слышит стук его сердца. Но как она могла его слышать – ведь играет такая громкая музыка!



Анна Джейн

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться