Его Искра правосудия

Размер шрифта: - +

Глава 5. Реальность

– Давай сначала упорядочим все, что у нас есть, – предложил Арнес, доставая из наколенного кармана штанов блокнот и самописное перо.

– Семейство Суспресов, – начала перечислять Сэйда, – которых зачем-то нужно было срочно или уничтожить, или лишить памяти, причем всех. Даже детей не пожалели, твари! – женщина почувствовала, что снова начинает злиться. А это могло очень сильно помешать мыслить логически. – И их сообщники, скорее всего приближенная прислуга и знакомые, которых тоже не пощадили. Причем все это намеревались сделать тихо, незаметно, но прикрывшись фиговым листиком закона. Несовершеннолетнего по меркам дриад мальчишку держали в подвале…

– Они собирались держать меня там целый месяц, – негромко произнес вошедший в столовую Вилхо, услышавший последнюю фразу. Оглядевшись, он уселся рядом с мужчиной, чтобы было удобнее заглядывать к нему в блокнот.

 

То, что оба мага почти никак не отреагировали на появление дриада, означало лишь одно – скрывать от него ничего не собираются. Да и незачем, на самом-то деле. Наоборот, вдруг он сможет чем-то помочь?

Вилхо подождал знака от хозяйки дома и принялся выбирать себе еду, перекладывая из мисок на свою тарелку. Прислуга или уже разбежалась, или ее просто выставили, чтобы не подслушивала. Хотя отец своим доверял…

– А что случилось с теми, кто служил нашей семье в замке? Они ведь несколько поколений были преданы нам… Я понимаю, что у вас есть свои люди, но мало ли… Они хорошие! Мы позволяли им жить в замке до самой старости, так как у них вроде бы даже не было собственных домов, – юноша несколько раз запинался, натыкаясь на внимательный, изучающий взгляд магички.

– Скорее всего, именно их и казнили как сообщников, – мрачно произнесла нура Сэйда, и у Вилхо сразу же пропал аппетит. Он продолжал есть только потому, что понимал – это необходимо, он уже две седьмицы нормально не питался, но при этом даже вкуса пищи не ощущалось. Конечно… прислуга… люди… всего лишь люди… но…

– А это можно как-то проверить? – юноша умоляюще посмотрел на магичку.

Конечно, он пока еще ее немного побаивался, и вообще не слишком вежливо просить о чем-то, учитывая, что и сам вроде как теперь стал обузой на содержании постороннего человека. Только жалко же! И животных в замке жаль, и людей, и… сам замок тоже жаль, конечно. А больше всего – родителей и брата, но о них лучше сейчас не думать. Просто не думать, потому что… больно.

– Хм… Записывай первый вопрос к сороке, – нура Сэйда произнесла не совсем понятную фразу и внимательно посмотрела на мужчину напротив. – Пусть выяснит, кого именно казнили и куда делась вся прислуга из замка.

– Это уже два вопроса, милая, – ухмыльнулся маг, но принялся записывать, причем левой рукой. А потом, покосившись на Вилхо, буркнул: – Арнес Лиекки, можно просто Арнес.

Юноша на несколько секунд замер и только потом сообразил, что ему так представились, спокойно и безо всяких длинных титулов. Хотя какие титулы могут быть у магов?!

– Вилхо Суспрес, – дриад сначала тоже представился, отбросив все титулы, и лишь позже вспомнил, что их у него теперь и правда нет. И неясно, имеет ли он право называться Суспресом… С другой стороны, дерево же ему никто не сменил, это не дано даже императору.

– Ешь давай нормально, а не размазывай еду по тарелке, – неожиданно строго произнесла магичка, и юноша, вздрогнув, принялся доедать и салат, и мясо. И даже стакан сока медленно выцедил, отметив, что остальные пьют вино, достаточно легкое, светлое, сладкое наверное.

Вот после сока Вилхо понял, что безумно устал и очень хочет спать. И это несмотря на то, что за окном как раз расцветало утро. Несколько раз он умудрился сдержать зевоту, прислушиваясь к разговору двух магов, а потом виновато и несколько опасливо покосился на нуру Сэйду.

– Иди наверх. Надеюсь, не потеряешься! Твоя комната третья от лестницы.

Юноша вежливо кивнул, поблагодарил за завтрак, чинно и медленно вышел из столовой в коридор, после чего с удовольствием зевнул и побрел по лестнице к себе. В свою комнату. Светлую, с окном, с кроватью, с туалетом… даже с небольшим платяным шкафом и тумбочкой… И он – чистый, сытый, в новой одежде, которая просто слегка великовата.

 

А родители и брат… родители и брат внутри деревянных стволов… еще разумные и переговаривающиеся друг с другом через ветки и корни… Наверное, успокаивают брата, ведь он не намного старше Вилхо!.. И у него первое превращение в жизни. Конечно, ему страшно!..

Самому Вилхо успокоиться удалось с большим трудом. Абстрагироваться от нарисованной мысленно картины, расслабиться, полежать, привычно ожидая, пока Вилпу заглянет пожелать спокойной ночи… Разум никак не соглашался смириться с реальностью. И ведь лично присутствовал, видел, как человеческие тела начали покрываться корой, как потихоньку потянулись к небу тоненькие веточки, как забугрилась земля, пропуская в себя корни новых деревьев. Сам лично видел, а все равно верить не хотелось!..

Его семья спряталась внутри стволов, а дышать было трудно ему. Вилхо задыхался, словно это его тело менялось, деревенело, вытягивалось вверх, разрасталось вниз…

Созданный в воображении, но вполне осязаемый и физически ощутимый кошмар пугал до дрожи, не давая выплеснуть накопившуюся боль ни слезами, ни просто тихой скорбью. Он давил, заставляя сердце то замирать, то быстро-быстро стучать в грудную клетку.

Ни о каком сне не было и речи, хотелось спрятаться, забиться под кровать, кричать от ужаса…

Вилхо выскочил в коридор, постоял, хватая ртом воздух, и наткнулся взглядом на целующуюся у лестницы пару. Нура Сэйда и маг, как там его… нур Арнес. Целовались эти двое так самозабвенно, что ничего не заметили. Ни как юноша вышел из комнаты, ни как он тихо вернулся обратно.



Ирина Смирнова

Отредактировано: 18.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться