Его Недоразумение

Размер шрифта: - +

22.1

22.1

Максим ненавидел себя. Впервые в жизни он желал себе смерти. То, как она на него смотрела Маша… Слёзы в её глазах… Это разорвало его сердце в клочья. Если бы он мог, то повернул всё вспять. Не играл бы в молчанку, а всё объяснил заранее. Маша бы поняла, она бы не отвернулась от него. А сейчас что? Она даже не хотела его видеть, не то что говорить. Уже больше недели, как на больничном. На звонки и сообщения не отвечает… Он бы ночевал и выл под её дверью, как раненый пёс, но она и квартиру сменила… 

Максим был в ужасе. Маша просто взяла и исчезла из его жизни, будто растворилась и её никогда не существовало. Он не ожидал, что всё так будет, он не планировал такого исхода! Максим же всё просчитал! Но жизнь решила по-другому и, кажется, он потерял свою малышку…

Мужчина крепче сжал руль, и выжал газ на полную. Нет. Он всё исправит. Вымолить прощение и всё будет, как раньше. Маша будет смотреть на него так же, как раньше. Влюблённо. Как будто он единственный мужчина на земле… 

Чёрт. Чёрт. Чёрт. Чёрт. Чёрт. Чёрт. Чёрт. 

Почему всё случилось на следующий день после того, как они переспали? Он теперь точно в её глазах конченое чудовище. Максим усмехнулся. А разве он не чудовище? Моральный урод? Он обманывал её… Недоговаривал… И в итоге его же старания укусили его за задницу. А Маша же такая нежная, чувствительная… Его ложь растоптала её. Как же она на него тогда посмотрела… У такси… Маша была заплаканная и выглядела так уязвимо, а он не мог прижать её к себе, утешить… Девушка в ужасе от него сбежала…

Но ничего! У него ещё будет шанс, даже если судьба его не приготовила заранее. Он вырвет его своими же зубами. Если нужно, то он будет пытать Костереву пока она не скажет, где Маша. Оля… Хитрая лиса. Он до сих пор чувствует злость оттого, как она не пустила его к Маше. Но в то же время он понимал и был благодарен Оле, что она была с Машей. Помогла ей, утешила, «смазала раны»... Но дальше Максим должен справиться сам.

Он припарковался у кафе, где они договорились встретиться с Олей. Он сразу заметил её машину. «Значит, приехала раньше, — раздражённо подумал Максим, — теперь мне не избежать её язвительности.»

Мужчина посмотрел на себя в зеркало заднего вида, поправил волосы и вышел. Он был настроен решительно, но эта Костерева — дочь своего отца. Её не запугаешь… Да и вымолить ничего не получится. Даже неплохо, что она «стережёт» Машу…

Максим вошёл в кафе и сразу увидел Олю. Она заняла столик у окна. Выглядело хорошо. Даже сказал бы мило, если мужчина не знал её настоящий характер… Девушка как будто прочитала его мысли и посмотрела прямо на него. Смотрела колюче и не скрывая ехидства. Максим сжал челюсти так сильно, казалось, зубы заскрипят.

— Костерева? — сказал мужчина, садясь напротив своей сотрудницы. 

— Покровский? — Оля обворожительно улыбнулась. — Выглядишь помято. Тебе идёт эта щетина отчаяния. 

Максим предпочёл пропустить её колкости мимо ушей, он здесь не за этим:

— Ты знаешь, где Маша?

— Знаю, —  сразу же ответила девушка, удивив его. Но она больше ничего не добавила, задумчиво помешивала ложечкой своё капучино. 

Мужчина свёл брови, ему очень хотелось встряхнуть Олю, но он знал чем всё это чревато…

— Где она?

— Кто?

— Костерева! — прорычал Максим. 

—  Будешь угрожать увольнением? — Оля с вызовом вскинула бровь. 

Максим почувствовал, как усталость волной накатила на него. Всё это время он почти не спал… Не мог… А сейчас у него попросту нет сил терпеть это весь яд. Только от Маши… Он готов валяться в её ногах, если потребуется… 

— Нет, пожалуйста, скажи  где она, — искренне попросил мужчина.

Оля ничего не ответила, но язвительность сменилась пристальным изучением. Она явно над чем-то раздумывала. 

— Влюбился в Машу, да? — скорее не вопрос, а утверждение слетело с губ его давней знакомой.

— Мне разве нужно отвечать?

— Нет и так всё видно. Готов целовать песок, по которому она ходила, — Оля сделала глоток капучино. — Я бы ей позавидовала, но помню какой ты… Идиот. 

— Костерева… Я твой начальник, — напомнил Максим. 

— В выходные дни — нет, — безапелляционно заявила Оля. — Почему ты ей сразу не сказал про жену? Она бы поняла. 

— Ты сама ответила на этот вопрос, — сдался Максим. И кого он там собирался пытать? Как наивно с его стороны. Не змея, а барракуда! 

— Ну, хоть признаёшь это, Покровский, —  «похвалила» его собеседница. — Но я не могу сказать, где Маша. Она мне запретила.

— Она ненавидит меня? — с замиранием сердца спросил Максим. Он ждал ответ, как приговора.

— Ну… чуть-чуть, но это Маша, — Оля пожала плечами. — Ненависть — это как-то не про неё. Но она разбита. Я как вспомню, как она рыдала… Убить тебя готова…

— Костерева…

— Ты как будто разрушил её жизнь, забрал будущее… Она была бледной, смотрела сквозь меня… Я думала о худшем…

— Оля… Я прошу тебя! Прекрати… — попросил мужчина. С каждым словом девушки ему становилось всё труднее дышать. Маша перед глазами… Её самочувствие… Её мысли…

— Ты это заслужил, — заявила Оля, пригвоздив его взглядом. Они оба знали, что это правда. 



Герда Май

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться