Его проклятье 2.

Размер шрифта: - +

52

- Пожалуй, - горько усмехнулся Освальд. – Хочешь побыть один?

- Да, - коротко кивнул Блэйз, по-прежнему всматриваясь в небо. Он не страшился смерти, - но уделенные ему дни хотелось бы провести счастливо с любимой. Или, - дело в том, что она не хочет привязываться к нему, зная, что он, возможно, скоро погибнет? Что ж, - такое объяснение было вполне возможно. Что же до него, - он бы пил напоследок жизнь жадно, стараясь не оставить ни капли счастья так и не прожитым…

У Эвелин же внутри разбушевался самый настоящий ураган. Ах, как же она завидовала Бэлинде с Освальдом! У них все оказалось просто и понятно, - любовь, вспышка, - и полное, беззаботное погружение в это невероятное чувство. Если бы и у нее все вышло бы в жизни так же!

Но сердце Эвелин металось, разрываясь на части. Она будто бредила Блэйзом, каждый раз с огромным трудом сдерживаясь, чтобы не прильнуть к нему, не прошептать каких-то нежных слов, - особенно после того, как они, только вдвоем, прошли дорогу к винограднику. Она понимала, что ей будет больно узнать, что Блэйз де Бэрн с другой, - невыносимо, отчаянно больно, от одной этой мысли сердце начинало жечь так, что невозможно было вытерпеть. Ее тянуло к нему, - душой тянуло. Как же ей хотелось гладить руками его лицо, прикоснуться легонечко губами к вене на виске, - особенно, когда он становился напряжен, - чтобы снять это напряжение. От его прикосновений у Эвелин голова шла кругом, - и обдавало жгучей жаркой волной, совсем не вызванной проклятием, сделавшим его тело таким горячим…

А там, - когда они ночевали вместе, до того, как появились эти Светящиеся Девы… Как она боялась, что Блэйз заявит на нее свои права супруга, с каким трепетом при этом ожидая этого… Но он поступил благородно, - и Эвелин даже не знала, отчего же чувствует такое разочарование…

Но за образом Блэйза де Бэрна в ее сердце упрямо стоял Гвен де Рейн. Он улыбался ей своей счастливой лучезарной улыбкой, она до сих пор помнила на ощупь его мягкие волосы, упрямой прядью всегда лезущие ему в глаза, - а Эвелин, смеясь, сдувала их, поправляя руками. Она помнила его запах и глаза, полные любви. И свою клятву любить его вечно.

Они были такими разными… Такими невообразимо, немыслимо разными! Да и все, что происходило с ней, - будто разделилось на две, совершенно не соединяющиеся в одно жизни. С одной стороны, - Гвен, дом, родные, привычная и благостная жизнь, легкая, понятная и предсказуемая, - но и счастливая в этой предсказуемости, с другой, - опасность, магия, незнакомые и дикие места, сила и безумная, головокружительная нежность чужого ей, чуждого всему, к чему она привыкла Блэйза де Бэрна, герцога, правой руки короля, - правителя, о котором она в той, прежней жизни, думала лишь как о чем-то большом и далеком… Все это было, как лед и пламя, - нельзя понять, нельзя соединить. И там, далеко, в той прошлой жизни, ее по-прежнему ждал домик для них с Гвеном…

Дрожа, Эвелин вытащила то самое кольцо, которое, казалось, тысячи лет назад надел на ее палец Гвен.

- Что же мне делать? – сдавленно прошептала она, заливаясь слезами. – Что же, ради всего святого, мне делать?

Но при воспоминании о том, что там, наверху, находится Блэйз, сердце начинало биться так часто, что хотелось остановить его, прижав рукой, а солнечный образ Гвена де Рейна как-то вдруг начинал растворяться…

Эвелин казалось, еще немного, - и она совсем сойдет от этого всего с ума…

* * *



Неонилла Вересова

Отредактировано: 16.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться