Его проклятье

Размер шрифта: - +

9

Их путь прошел в полнейшем молчании. Только у Эвелин все больше и больше округлялись глаза по мере того, что они проезжали. Она ожидала, что направляется с мужем в его поместье, - правда, Эвелин понятия не имела о том, где оно находится. Поначалу она только теребила платье, даже боясь себе представить, что будет дальше, - но после решила не переживать преждевременно, - так ведь еще страшнее и уставилась в окно. Карета свернула с лес, - и заезжала в него все дальше. После лес изменился, став совершенно сухим, - Эвелин изумленно разглядывала совершенно голые деревья. И после… После они оказались и вовсе в каком-то странном лесу, - травы здесь не было, земля и деревья были черными, валялись мертвые птицы…

- Все стало намного хуже, чем утром, - в голосе Блэйза не чувствовалось никаких эмоций, только констатация факта.

Освальд демонстративно отвернулся от окна.

- Освальд! – позвал Блэйз, и теперь уж голос стал властным, - да еще покруче, чем у самого короля! – Ты сам все прекрасно видишь. Нет смысла спорить с тем, что обещанное было бы разумнее ускорить. Скажем, - где-то через час. Скоро стемнеет.

Его величество только как-то неловко опустил глаза. Да что же происходит? Кто на самом деле тот, с кем ее сегодня обвенчали? Злобный и страшный колдун? Который, ко всему прочему, еще и указывает королю, да еще в подобном тоне! Эвелин начала чувствовать себя так, как будто ее, подобно девушкам из старинных легенд, принесли в жертву дракону…

Это ощущение только усилилось, когда карета остановилась, и они вышли. Деревянный дом, который, судя по всему, и был местом их прибытия, удивлял великолепной тонкой резьбой, но, как и все здесь, был совершенно черным. Блэйз почему-то не подал ей руку и не помог выйти из кареты, - за него это сделал Освальд. Сам же супруг медленно подошел к дому и осторожно прикоснулся к ручке двери. Открыв ее, он махнул рукой Освальду и Эвелин, призывая следовать за ним. Она ничего не поняла, - но выбора у нее не было, - пришлось зайти в дом.

« Не хотела с Гвеном и семьей жить с лесу», - подумала она с горькой усмешкой, осматриваясь по дороге к дому. А вот теперь, похоже, придется.

- Как ты себя чувствуешь? – Блэйз был само участие, - и это снова было странным, - нет, она совсем не понимала этого человека. То он вообще ведет себя так, будто ее здесь нет, то не берет ее в расчет, то холоден, то вдруг его действительно интересует, как она… Каков же он на самом деле?

- Напугана, - ответил сам за нее Блэйз, видя, как она переминается с ноги на ногу, продолжая молчать. – Не бойся. Присядь, - он указал ей на глубокое и явно мягкое кресло и тут же вложил в руки стакан с крепкой вишневой настойкой. – Выпей, – настоял Блэйз. – Тебе, похоже, сейчас это просто необходимо. И не волнуйся, - запрет для женщин на крепкие напитки, - совершеннейший бред. Так что никто тебя здесь не осудит.

Эвелин дрожащей рукой поднесла стакан к губам. Напиток обжег, но при этом и приятно расслабил. Во всяком случае, дрожь внутри нее унялась.

- Вот и отлично, - улыбнулся Блэйз, подливая ей еще. – Освальд! Принеси нам еды, - там, в карете, корзины! – Эмма все-таки позаботилась о том, чтобы дать им с собой деликатесов со свадьбы.

Его величество тут же принес корзины и принялся раскладывать на столе еду, - жаренное мясо вперемешку с пирожными и хлебом, - на блюда он выкладывал всего, без разбору. Начинало темнеть, - Блэйз зажег свечи.

- Как видишь, слуг в этом доме нет, - улыбнулся он Эвелин, - приходится справляться самим. Да не дрожи ты так, - просто будь собой и забудь о всех положениях в обществе! Здесь нет ни короля, ни герцога, - просто трое людей, собравшихся вместе. Успокойся. Освальд, ты уверен, что ей вообще обязательно здесь быть? – Эвелин молчала и только все больше бледнела.

- Уверен, - вот здесь пререкания были недопустимы. Раз она его супруга, - обязана хотя бы находится в одном доме.

- Ну же, присядь за стол, - позвал Блэйз. – Чего ты так боишься, юная Эвелин?

- Вы сейчас меня убьете? – ее глаза как-то сами собой перестали мигать, - будто разучились, и стали совсем огромными. – Принесете в жертву каким-то духам?

- Что??? - в один голос выкрикнули Освальд и Блэйз. – Так… - Блэйз понял, что дело обстоит совсем уж плохо. – И с чего это ты взяла такую глупость?

- Ну… Вы привезли меня в лес, - да еще какой-то необычный, будто заколдованный… Здесь нет никого, кроме нас троих, - даже прислуги! И… И никто не знает, где я! Говорят, вы занимаетесь колдовством и приносите разные жертвы! И это принуждение к замужеству… Вам что, непременно нужно обвенчаться, прежде, чем творить свое черное колдовство? – теперь Эвелин уже незачем было бояться сказать что-нибудь не то, - ведь, похоже, брачная ночь с незнакомцем была далеко не самым страшным, что ей предстояло, - а что ей было еще подумать? Разве молодых жен привозят в глухой и мертвый лес? Да и разве принуждают их к браку?

- Вот, ваше величество, какая у нас с вами прелестная репутация! – Блэйз расхохотался во весь голос, а у Эвелин как-то отлегло от сердца, - уж слишком искренним и добрым был этот смех, -ну, разве может человек с таким смехом принести ее в жертву? – Мы, оказывается, невинных девушек по ночам в лесу режем! Подожди-ка, - престав смеяться, он повернулся к Эвелин. – Та сказала, - принуждение?

- Но… Это ведь был королевский приказ… Я вынуждена была подчиниться…

- Тааак! – Блэйз, сверкнув глазами, повернулся к его величеству. – Указ, значит… Естественно, со всеми изощренными покараниями в случае неповиновения королевской воле!

- Но, Блэйз… Я должен был что-то сделать!



Неонилла Вересова

Отредактировано: 28.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться