Его проклятье

Размер шрифта: - +

18

* * *

Они уже заканчивали завтрак, как со стороны клетки послушался легкий, но настойчивый стук. Оба не обратили никакого внимания, - уже привыкли к тому, что проклятый ветер стучится о стенки. Но стук повторился, - необычный, было похоже, будто человек стучит в дверь, спрашивая разрешения войти.

Повернувшись, они так и замерли с открытыми ртами. В прозрачной клетке во весь рост стоял Блэйз, - правда, без одежды, - и, похоже, он и сам этого не понимал, - видимо, одежду, как и кубок, уничтожило ветром.

Эвелин радостно вскрикнула, - она уже тоже начала опасаться того, что колдовство мага не подействовало, – а после густо покраснела и опустила голову, отвернувшись. Она не знала, куда себя деть. Как бы Освальд ни радовался обратному преображению друга, он все же еле сдержал смех, - давно он не видел такой реакции женщины на обнаженного мужчину, - да что там, - никогда, если уж положить руку на сердце. Просмеявшись про себя, он наконец подошел к Блэйзу.

Вот ведь незадача! Ведь маг на весь день оборачивается во что ни попадя, - и ни выпустить Блэйза, ни даже элементарно передать ему какой-нибудь еды он не мог! Да уж, - об этом он тоже как-то совершенно не подумал.

- Это ведь ты, Блэйз, - все же осторожно, невзирая на всю радость, уточнил Освальд. Ведь вполне могло быть и так, что проклятая субстанция только приняла облик его друга, - ему после последнего похода было прекрасно известно, на что способна разная дрянь, - нет, чтобы направить свои умения на что-нибудь полезное...

- Я это, я, - отозвался Блэйз, сияя, еще и сам до конца не веря в то, что он по-настоящему жив. Поскольку на него не обращали внимания, он уже начал сомневаться в этом, решив, что стал духом.

- Докажи! – хмуро приказал Освальд.

- Как? – Блэйз только развел руками, но все же смеялся. – Напомнить тебе, как я накормил тебя песком в нашей первой битве?

Та «битва» была на самом деле обыкновенной детской дракой двух мальчишек на заднем дворе поместья Бэрнов. Блэйз отчаянно отлупил тогда Освальда, - и с тех самых пор они стали самыми неразлучными друзьями. А все потому, что именно в тот день Освальд понял, что остальные всегда поддавались ему, позволяя побеждать, - и только Блэйз единственный, кто поступил иначе. С тех пор он неизменно говорил ему правду, - всегда и во всем. И был самым настоящим и надежным другом. Впрочем, - Освальд отвечал ему тем же.

- Мог бы припомнить что-нибудь другое, - пробурчал он, услышав звонкий смех Эвелин, которого она даже и не пыталась скрыть. – Например, девичью фамилию моей дорогой матушки.

Друзья рассмеялись и бросились обниматься. Да, между ними был этот странный прозрачный состав, - но разве это главное в искренних и дружеских объятиях?

- Значит так, - начал Освальд, усевшись на пол и прислонившись к прозрачной стенке. Ему потребовалась около часа, чтобы ввести Блэйза в курс событий.

- Ни хре… - начал Блэйз, но вовремя остановился и даже закрыл рот рукой, густо покраснев.

- Не волнуйся, - расхохотался Освальд. – С тех пор, как она увидела тебя во всей красе, твоя драгоценная супруга и носа сюда не покажет! Так что ее слуху ничего не грозит, - как и благодетели!

- Освальд, - Блэйз посмотрел на друга с упреком. – Как она, кстати?

- Ты знаешь, - держится! – Освальд и сам понял только что, насколько удивлен стойкостью девушки. – Без всяких обмороков, закатываний глаз и истерик! Бледнеет, краснеет, поражается, - но держится! Вообще, - пока мне кажется, что тебе очень даже повезло с женой!

- Не присматривайся к ней больше, чем стоило бы присматриваться к жене друга, - Блэйзу почему-то стало неприятно от мысли, что все время они теперь будут проводить вместе, пока он заперт и не ощущает своей истинной сути.

- Ты думаешь, мне сейчас до амуров? – снова рассмеялся Освальд, но, заметив выражение лица Блэйза, стал серьезным.

- Хорошо, - он примирительно поднял руки. – Не буду я к ней присматриваться. Обещаю.

- Королевское слово, - настоял Блэйз.

- Ну, ты начинаешь!

- Королевское слово! – друг не отступал. Не то, чтобы он воспылал какими-то чувствами к Эвелин, – откровенно говоря, он ее не особо-то и заметил и даже вряд ли смог бы сказать о ней хоть что-нибудь, - да и удерживать при себе в этом браке он ее совсем не собирался, - но он слишком хорошо знал его величество и его страсть к женщинам. Впрочем, - все, что у него с ними было, действительно ограничивалось только страстью. По большому счету, сам Блэйз тоже в этом плане был не лучше, - но вот совсем ему не хотелось, чтобы Освальд проявлял к Эвелин какие-то поползновения. Она была не такой, как все. Она не по доброй воле вляпалась во все это. И не хватало ей еще приставаний короля ко всем прочим неприятностям, свалившимся ей на голову. Он должен был ее защитить. И, кроме прочего, - каким бы замечательным ни был его друг, Блэйз прекрасно знал, как он относиться к неповиновению и отказу. На его памяти он был единственным, кому это позволялось.

- Ладно. Королевское слово, - пробурчал Освальд. Что-то он уже и не понимал, - кто здесь король? Как-то часто в последнее время Блэйз заставляет его давать ему слово… Но все это было ерундой по сравнению с тем, что его друг остался жив! Он уже раскрыл было рот, чтобы еще что-то рассказать Блэйзу, как тот прямо на глазах начал таять. Нет, - сначала его скрутила обжигающая боль, - просто Освальд не заметил этого, пока они препирались. А вот сейчас Блэйз становился прозрачным… Из его, еще видимого тела стали вырываться черные и огненные пылинки. Они взметались, тянулись к Освальду, будто стараясь поглотить его, яростно бились о прозрачную стенку… Король знал, что ему ничего не угрожает, но все же отступил подальше, - его пронзил безотчетный страх. И чем-то таким повеяло… Холодным. Мрачным. Жутким… Он отшатнулся, только молча наблюдая, как его друг постепенно распадается на эти жуткие крупицы…



Неонилла Вересова

Отредактировано: 28.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться