Его проклятье

Размер шрифта: - +

71ГЛАВА 13. Настоящая любовь.

ГЛАВА 13. Настоящая любовь.

Ядовитая вода бурлила совсем не по-доброму. Путешественники вцепились изо всех сил, во что только могли, чтобы их не сбросило в воду, - попробуй разгляди в ней невидимого за бортом! Да и разглядывать, собственно было бы нечего, - помня о том, что произошло с ножом Омела, каждый внутренне содрогался лишь при одной мысли о такой возможности. Маг поочередно без перерыва читал заклинания, - направленные на то, чтобы вернуть путникам их облик и на то, чтобы корабль смог удержаться на плаву в этой сумасшедшей качке. Вторые ему, к счастью, удавались, но вот первые никак не действовали. Остальные с ужасом представляли себе, что будет, когда начнется рассвет, - а ведь он был уже не так уж далеко… И, если Блэйз еще был способен войти в прозрачную коробочку, то Омел вполне мог превратится в кислотную воду, которая тут же уничтожит и их судно…

Вдалеке что-то блеснуло. Каждый из них надеялся, что это – просто какая-то далекая вспышка, - но кто из них мог знать, каким здесь бывает рассвет? Может, он так и начинается, с ярких горящих проблесков в темноте?

К счастью, их опасения не подтвердились, - это не было еще рассветом. Просто мечущийся на волнах корабль привлек к себе внимание каких-то птиц. Но облегчение путников длилось недолго, - прямо на них летела стая огромных существ, похожих на орлов, перья которых ослепляли с одного лишь взгляда.

Птицы с непониманием смотрели на содержимое корабля, ничего, естественно, не видя. Прозрачное суденышко особенно их не заинтересовало, - понаблюдав немного за тем, как оно мечется, птицы утратили к нему всякий интерес. Но что-то они все-таки искали, - и не один раз почти соприкоснулись клювами с нашими путниками. То ли они ощущали их тепло, то ли запах, - трудно было сказать, - однако сдаваться явно не собирались, снова и снова исследуя прозрачные стенки корабля.

Теперь уже никто не возмущался по поводу странно работающей магии Омела, - все были только рады оставаться невидимыми, - по сравнению с этими громадинами каждый ощущал себя всего лишь крошкой, которая легко скроется в клюве, - проглотят и не заметят.

Наконец Омел догадался послать заклятие в воду, - как ни странно, оно сработало, и буря прекратилась. Теперь хотя бы можно было ослабить хватку, не страшась вылететь за борт.

Птицы опустились на корабль, чуть не придавив собой наших друзей. Несколько раз поклевав его, они как-то удивленно переглянулись. Видимо, - привыкли питаться путешественниками и точно знали, что, если есть корабль, - есть и пища на нем. Но, осмотревшись, похоже, все же поняли, что поживиться на самом деле нечем. Оттолкнувшись острыми когтистыми лапами, они взлетели.

- Пронесло, - буквально послышалась единственная мысль, пролетевшая одновременно в шести головах, как вдруг…

Блэйз первым бросился к кровавому пятну, растекающемуся недалеко от него.

- Кто? – зашептал он, ощупывая пространство руками. Но ответ ему был уже не нужен, - перед ним лежала Эвелин, задетая когтями птицы. Ее тяжелый вздох только подтвердил его догадку.

- Омел! – позвал он изо всех сил, совсем позабыв о том, что птицы могут услышать и вернуться. – Маг, сделай же что-нибудь! Они умирает!

Пятно расплывалось под его руками все сильнее, несмотря на все его попытки зажать и перевязать рану.

Омел с Ареа тут же бросились к ним. Маг стал судорожно доставать из невидимых карманов видимые, к счастью, бутылочки с зельями, - они становились видны сразу же, как только извлекались наружу.

- Не то, - каждый раз бормотал он, выкладывая очередной пузырек перед собой. – Снова не то, - ко всему прочему, ему еще и приходилось сдерживать море, накладывая одно за другим заклятья. – Держи, Блэйз! Держи крепче! – кровь никак не желала останавливаться.

- Мы спасем тебя, Эвелин! – убеждал Блэйз. – Обязательно спасем! Ты только потерпи! Не для того мы пересекли эту границу, чтобы потерять тебя здесь, в этих проклятых водах! Мы вернемся! Ты обязательно вернешься домой, поверь моему слову! Говори! Говори со мной! – отчаянно пытался хоть как-то привести ее в чувство Блэйз, но ничего, кроме все утихающих стонов так и не добился. Эх, как же некстати они не догадались прихватить с собой воды, - можно было хотя бы побрызгать ей в лицо.

- Не шумел бы ты так, проклятый, - вдруг раздался позади незнакомый голос. – Здешнее море этого не любит…

Блэйз резко развернулся, встав во весь рост. На него смотрело огромное полуразложившееся нечто, когда-то, возможно, бывшее человеком. Одно его лицо было больше, чем он сам, - ну, или примерно, того же размера.

- Мы принимаем тебя, ветер, - спокойно продолжил говоривший. – Но твоих друзей можем принять исключительно как пищу, - он усмехнулся, продемонстрировав полугнилые зубы и обдав таким запахом, что Блэйз покачнулся. – Что, ты слишком нежен для того, чтобы принять наш вид? – презрительно и насмешливо поинтересовалось чудовище. Блэйз с отвращением скользнул взглядом по позеленевшему телу, покрытому язвами. – Но если тебе они так дороги, мы можем принять их в свою семью, - правда, ее становится кормить все труднее, - слишком уж мало гостей посещает нас в последнее время…

Так вот, похоже, что произошло с теми, кто охранял границы! Видимо, они попали в эту дружелюбную семью… Или стали для нее ужином…

- Не дергайся, королек, - отвратное лицо повернулось в сторону Освальда, уже вытягивающего их ножен меч. – Хочешь убить того, кто давно уже не жив? Это в своих землях ты мог бы нагнать страху, - но здесь ты, - всего лишь прыгающая с железкой букашка! – явно довольный собой, он расхохотался, снова окутав путников шлейфом зловонного дыхания.

- Мы не тронем тебя, проклятый, - снова повторил он. – А вот твою любимую можем уберечь от смерти, - мы будем даже рады, когда ты будешь приходить на свидание к той, кто станет одной из нас. Понимаю, - не та уже будет красота, но во всем есть своя прелесть, нужно только научиться ее видеть! И это ведь лучше, чем если ее не станет совсем, разве не правда? Да и маг нам пригодиться, пожалуй, - у нас никогда еще, хе-хе, не было собственного мага! – существо, похоже, было радо своему улову. – Ну, а с остальными, прости, придется распрощаться, - да и не грусти, ни к чему они тебе в этих землях. Ты же станешь либо супругом госпожи, либо ее правой рукой? Так зачем тебе лишний балласт!



Неонилла Вересова

Отредактировано: 28.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться