Его проклятье

Размер шрифта: - +

72

   - Это я! – Омел поднял руки вверх, случайно выпустив из одной из них молнию. – Да, правда же, я!

   Да, - они и не заметили, как наступил рассвет… Хорошо еще, что не набросились на Омела с мечами. И что суденышко их, - все-таки магического происхождения, - иначе никак бы не выдержало этой туши…

   - Лучше б ты на меч посмотрел, - пробормотал Освальд, все же пожимая магу руку, как всегда поступал после боя. Но, с другой стороны, у мага хотя бы было тело, способное двигаться, - и это не могло не радовать.

   - Эвелин! – спохватился Блэйз, бросившись к девушке. Кровь уже начала подсыхать, а новая, похоже, не текла.

   - Как она? - спросил он, не оборачиваясь, - Блэйз не сомневался, что Ареа рядом.

   - Похоже, без сознания, - озабоченно ответила целительница. – Но, к счастью, дышит.

   Хриплый судорожный вздох подтвердил ее слова, - но мало порадовал Блэйза. Такое хриплое дыхание он слышал слишком часто, чтобы знать, что ничего хорошего оно не предвещает.

   - Омел! – позвал он мага, до сих пор недоуменно разглядывающего свои руки. – Освальд, - ты смотри по сторонам, пока мы здесь! – на всякий случай предупредил он друга. Но море, похоже, больше не собиралось их испытывать ни качкой, ни какими-то своими новыми обитателями, - по крайней мере, все выглядело достаточно спокойно, - хоть нашим путникам уже было прекрасно известно, что спокойствие это может быть лишь кажущимся и очень недолгим…

   - Она должна жить! – проорал Блэйз на ухо склонившемуся рядом магу. – Должна, понимаешь! – вцепившись в его руку, он лихорадочно ее затряс. – Что там у тебя еще осталось! Выкладывай все зелья, вспоминай все заклинания, которые ты только знаешь! Она не может умереть!

   Но ничего, увы, не помогало. Сколько бы заклинаний ни читал маг, состояние Эвелин не улучшалось. Хрипы становились только все более надрывными и протяжными, - а это было плохим, очень плохим признаком.

   - Эвелин! – шептал Блэйз, прижимая к губам ее холодную руку. – Ты не можешь так просто, так нелепо уйти!   Вспомни о доме, о родных, обо всем, что ты любишь! Разве ты можешь все это покинуть? – кому, как не ему было знать, что иногда сила духа помогает подняться даже не взирая на самую опасную рану? Только нужно , чтобы было, ради чего, - что-то, сильнее смерти, важнее раны… - Эвелин! – звал он, но, похоже, его никто не слышал.

   - Отойдем, Блэйз, - позвал его Омел.

   Ах, до чего же не хотелось ему отпускать эту руку! Не хотелось ни на шаг отходить от Эвелин! Но он все-таки поднялся и отошел с магом на противоположную сторону.

   - Я не знаю, что происходит с моей магией, - зашептал Омел. – Она, как ты заметил, действует как-то странно с того самого момента, как мы перешли границу…

   Блэйз только нетерпеливо кивнул - разве стоило ради этого отводить его от Эвелин?

   - Похоже, ни я, ни Ареа здесь не в силах помочь, - продолжил маг. – Но я слышал, что камень любви способен творить чудеса. Он может вдохнуть жизнь в умирающего.

   - Так чего же мы ждем? – возмутился Блэйз. – Мы должны использовать все средства!

   - Мне важно знать, что между вами происходит, - еще тише прошептал Омел. – Ведь у вас что-то изменилось после того озера, что-то будто сломалось между вами…

   - Омел, - это только наше дело, - передернул плечом Блэйз.

   - Это так, - потому я и не вмешивался. Но сейчас это важно. Ты можешь передать ей часть своей жизни. Но это сработает только в том случае, если ты действительно любишь свою супругу. Не жалеешь ее, Блэйз! Не больше всего на свете хочешь ее спасти! Не проявляешь человечность, - а именно любишь. Всем сердцем. По-настоящему. Иначе не только ничего не выйдет. Иначе камень может вобрать в себя часть и твоей и ее жизни, - а для нее это, - конец, как ты понимаешь, - жизни в ней осталась всего-то чуточка. Но и ты можешь погибнуть, - и тут я буду уже бессилен. Так что, - решай. Действительно ли то, что ты к ней чувствуешь, - любовь? Не страсть или увлечение. И, - готов ли ты отдать часть собственной жизни для нее?

   - Я готов, - как-то отрешенно отозвался Блэйз, побледнев и крепко сжав кулаки. Опасения оставались, - было ли его чувство истинной любовью? Он не знал. Знал лишь, что никогда и ни к кому он не испытывал ничего подобного. А насчет жизни, - здесь и думать было нечего. Он был готов пожертвовать и ее большей частью, - лишь бы Эвелин осталась жива!

   - Тогда не будем медлить, - маг поспешно возвратился к Эвелин.

   - Бэлинда! – позвал он. – Нам нужен камень!

   - Что я должен делать? – напряженно спросил Блэйз, - несмотря на холод, он весь покрылся потом, - да, сейчас ему было даже жарче, чем во время битвы!

   - Просто соедини ее руку со своей на камне, - глухо отозвался маг. – И повторяй за мной.

   Никогда еще Омелу не приходилось отнимать часть чьей-то жизни. Заклинание древних, которое, как он был убежден, никогда не должно было понадобиться ему, само всплыло в памяти с удивительной четкостью. Отрывисто и глухо он стал произносить древние слова, - Блэйзу удавалось повторять их в точности. Море затихло, - и даже плеска воды не было слышно. Казалось, даже ветер замер. И неудивительно. Заклинание было уникальным.

   Камень засветился, осыпав Эвелин и Блэйза золотыми искрами. Омел быстро достал нож и резанул по руке Блэйза, - его кровь тут же полилась в рану Эвелин. Судя по тому, что не пролилось ни капельки, а кровь тут же исчезала из виду, тело Эвелин впитывало ее, как живительную силу. Наконец она вздохнула, - нормально, глубоко, без хрипа, - и даже чуть приподнялась, открыв глаза.



Неонилла Вересова

Отредактировано: 28.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться