Его тихий омут

Размер шрифта: - +

Его тихий омут

Когда его пронзила острая, резкая боль где-то под ребрами в правом боку, сначала мелькнул весь мир перед глазами, а потом осталось только небо. Бескрайнее, с мирно плывущими облаками. И тишина. Неожиданная, но такая долгожданная. Полная спокойствия и безмятежности.

- Купцов! Купцов!

Обеспокоенный голос где-то сверху заставляет его отвести взгляд от неба, но ему так не хочется терять это умиротворение. Он хочет полюбоваться им еще. Почему раньше этого не делал?

- Аркадь, глаза не закрывай… не закрывай! Слышь?

Миха. Михаил Лесовской его лучший друг, его брат. Хорошо, что он тут, рядом. Теперь точно не страшно. С ним никогда не страшно.

Аркадий Купцов родился у женщины, которая ненавидела свой плод, как и того, от кого родила. Это был вынужденный брак. Родители из нищей семьи, отдали свою дочь за майора. Правда, в отставке, да без ноги, на гражданской потерял. Ну и пусть под полтинник, зато хата своя, да небольшое хозяйство.

Аркадий почти не помнил отца. Так как тот неожиданно скончался, едва мальчику стукнуло три. Мать всегда вела себя строго с мальчиком. Но только когда ему исполнилось семь, открыто заявила:

- Лучше б я тебя утопла еще в младенчестве. Поперек ты мне, как кость в горле!

Видимо ждала того возраста, чтоб соображать начал, чтоб сказать, да и потом говорила каждый день. И сначала мальчик очень страдал. Никак не мог понять, за что мать с ним так? Не мог понять, кто эти частые гости, разные мужчины. С которыми его матери было так весело. А потом оборвало. Раз и все. Не нужен он ей? И она ему не нужна! Да и люди на улице косо смотреть стали, слухами полнится земля, да у каждого камня есть глаза и уши. Не проходило мимо легкомысленное поведение вдовы некогда уважаемого во всей деревни майора Купцова.

В школе, они с Мишей Лесовским сошлись сразу. Угрюмый крепыш и юркий мальчуган, служили другу дополнением. С Кузьмой Остаповым, познакомились, когда тот приехал к ним, тогда мальчишки учились в пятом классе. Румяный розовощекий, со светлой челочкой на бочок. Чем не первый предмет для издевательств?

Каждый день наивного и по сути доброго парня задирали после школы. Дети злой народ и жестокий. В любое время. Был, есть и будет. Однако Купцов понаблюдал за своими одноклассниками пару-тройку дней, а потом заявил, что кто Кузьку обидит, тот в лоб получит от него лично. В классе ни столько Аркадия боялись, сколько его огромного и молчаливого друга. Да и сам Купцов, хоть и был щуплым, никогда от драк не отказывался.

И повстречал тогда Аркадий на своем пути Валентину Филипповну – мать Остапова. Пожалуй, милей и добрей женщины парень за свою жизнь не видел и не знал, да и щи она готовила отменные, и всегда встречала друзей своего сына как родных, с теплой материнской улыбкой.

- Ну чего? – проговаривала помешивая что-нибудь горячее на обед, когда Аркадий с ее сыном повадился ходить к ней на обед, после уроков, - оголодали? Ну, ничего, ничего, вы пока руки помоете, а борщ уже и сготовится…

 

- И чего ты с ним нянчишься? – как-то спросил его Миша, имея ввиду Остапова.

- А я тренируюсь, - оглядываясь, чтоб не спалили, затягивался папиросой Аркадий.

- Чего?

- А я вот в педагоги решил поддаться, - с важным видом заявлял, и хитро глядя на друга, - не могу решить на кого? Как думаешь русский или история?

- Да ну тебя, - отмахивался, - я ж серьезно.

- А серьезно, Миха, сломается он, слишком нежный наш городской… - снова долгая затяжка, кривая улыбка - а у меня каждый день обед, что живот чуть не лопается. Чем плохо-то?

К десятому классу Аркадий вырос довольно ладный. Глаза выразительные карие с легким прищуром и дюжиной шальных чертят, светло-русые волосы выгоревшие под солнцем и загар, не сходивший круглый год. Да и плечи приняли иной размах, шире стали и в росте прибавил. Он даже не подозревал, что многие девочки по нему вздыхали, да глазами провожали.

- Бабы – говорил он своим друзьям, - это вообще лишняя часть нашего общества.

- Да ну не, - не соглашался Кузьмин, который хоть и вытянулся, но остался румяным пухлощеким парнем, - девочки украшают нашу Вселенную. Без них умерла бы часть, отвечающая за прекрасное.

- Ого, - усмехнулся Аркадий, - загнул, романтик, а Мих?

Тот равнодушно пожимал плечами. У него в семье он был окружен сестрами, и не то что бы он мечтал избавиться от них, но и не то что бы был каждый день в восторге от такого окружения. Хотя за слезинку каждой был готов убить виновного на месте.

 

Надежда Грюч. Аркадий ее вспомнил сразу, только какую… Ту, что его раздражала? Или ту, из-за которой не мог уснуть по ночам?

Первая ученица в классе и очень сильная личность. Ее даже Лесновский побаивался.

- Она как зыркнет своими черными глазищами, кажется, ей-богу, что до души глядит. Ну, ее.

Девушка была влюблена в Купцова с начальных классов и до последнего дня. Все знали об этом. И сам Аркадий знал. Только что с этим делать не знал. А уж после того, как она чуть не утонула на речке, когда всем классом пошли купаться, а Купцов ее и вытащил. Любовь ее потеряла границы.



Шатен Галина

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: