Его Валькирия

- 4 -

 

Он заломил мне руку за спину, прижал к своему сильному телу и выдохнул где-то около уха

- попалась, куколка!  Поцелуешь, отпущу.

- еще чего!

- ну почему? Ты мне давно нравишься! И не зря, штучка ты горячая, хоть глаза и холодные как лед.

- иди ты! к вурдалакам!

Я аж обалдела, сколько томливых ноток было в его голосе. Но долго мне в этом блаженном состоянии прибывать не дали, так как потащили к Виолетте.  Точнее попытались, потому как я особа, особо сопротивляющаяся и любительница пропадать в тренировочном зале на факультативных занятиях с профессором Ариэлем,  боевым магом, любителем схваток  без магии. Потому, не успев сделать и пары шагов Виктор взвыл, так как на ногу ему опустилась шипованная подошва моих любимых сапожек. Которая, очень так удачно проткнула обычную кожу его собственного сапога, заставив взвыть. Дальше последовал удар под дых локтем свободной руки. И вырвавшись, я отскочила от него послав, что-то витиеватое в его сторону. Но, несмотря на  весьма болезненное состояние, он успел выставить щиты на полной мощности и отправить мое же изобретение в меня. Я проворно увернулась, перекатившись за стоящую неподалеку телегу. Минут десять мы перекидывались всякими гадкими штуками, расцвечивая улицу яркими всполохами фейерверка с соответствующим шумом. Итог -  практически все окна были разбиты, бочки, телега и пара скамеек полыхали огнем. И как я успела услышать  топот сапог магического патруля удивляюсь. Скорее нет, я не услышала, услышала Муська и от всей  своей кошачьей души вцепилась зубами в кожу, заставляя  прислушаться.

- Витенька, а Витенька? Может мы того этого продолжим завтра, а? – выкрикнула я из-за горящей телеги.

- что силенки заканчиваются? – ехидно отозвался он, но затих на время, -  вот …

А дальше текст недостойный воспитанной девушки, но каким бы он не был я прям заслушалась.

- слушай! Ты мне запиши эту поэму, ладно?  Я потом почитаю. А сейчас прошу прощения мне пора! Пока-пока!

Топот копыт и ног приближался, так что пора было сматывать удочки и уносить ноги. Как уж справиться вся эта компашка мне было совершенно все равно. Я неслась по переулкам, но топот ног не отставал от меня. А впереди не было никакой приятной перспективы удрать от патруля. И в тот момент, когда мне казалось, что все, пропала моя тонкая шкурка и стоять мне на горохе в углу кабинета ректора, куда неизбежно притащат  доблестные служители патруля. От этой мысли мне стало как-то легче бежаться и даже в боку почти перестало болеть. Правда, не сильно-то мне это помогло оторваться от преследователей. С патрульными лошадьми в беге не так просто тягаться, если ты человек и у тебя всего две ноги. И когда меня уже почти нагнали преследователи, я налетела на что-то одновременно твердое и теплое, что-то или кто-то кто сграбастал меня и прижал к стене ближайшего  дома и навалился на меня.

- попалась, куколка! Поцелуешь, отпущу, - выдохнул этот кто-то и не спрашивая разрешения стал целовать меня сам, да так, что  я не только обалдела, но и потеряла всякую ориентацию в пространстве, забыла  кто я, что я и за чем я тут. В тот миг в моей вселенной был только он и его сильные руки, горячие губы и аромат леса идущий от него.

 Пришла я в себя, когда патрульные проскочили мимо нас, приняв за парочку, милующуюся в ночи.  И только они скрылись за поворотом, как с неизвестно откуда взявшейся силой начала вырываться из объятий, которые мой спаситель все никак не хотел разжимать.

- отпусти! Отпусти меня, кому говорят! – пыхтела я пытаясь ослабить хватку, - блин! У меня же синяки от тебя останутся!

Так вырывалась, так билась, что неизбежно спасителю прилетело сначала под коленку тяжелым мною лелеянным сапогом, а потом в стратегическое мужское такое место, что заставило его с рычанием согнуться пополам. Такого подвоха он явно не ожидал. Не красиво конечно, но цель достигнута, я свободна.  И не успела я сделать шаг в сторону как протянув руку мой недавний спаситель ухватил меня за шкирку и выпрямившись во весь свой могучий рост поднял над землей.

- ой, - пискнула я, болтая ногами в воздухе.

- еще раз сделаешь так, выпорю, не посмотрю что маленькая и хрупкая, - на меня смотрели злющие желтые глазищи моего нового знакомого блондинчика, - поняла?

- поняла, - пискнула я, жутко жалея в тот момент, что Маруськин редингот такой облегающий, а то давно бы выскользнула из него и поминай, как звали.

- тот и оно, - ухмыльнулся великан и поставил меня на землю.  М-да! Ну и рост. Я ему еле до груди макушкой достаю. Как еще умудрилась  попасть так точно. Уму непостижимо. Удача, никак иначе.

Тем временем он снял с себя свой дорогущий камзол, оставшись в белоснежной рубахе, сунул мне его в руки. Даже в лунном свете он выглядел сногсшибательно в черных штанах и белоснежной рубахе оттеняющей загорелую кожу и подчеркивающей за счет своей тонкой фактуры каждый изгиб его мощных плечей и торса. И снова я застыла в немом восхищении. А когда в голову пришла мысль, что еще пару минут назад это нечто вытворяло со мной, запылали щеки и уши так, что я начала прикидывать, чем их тушить в сыром и темном переулке.

- Одевай, давай  быстрее, они уже разворачиваются, - он обернулся и посмотрел в ту сторону, куда скрылись патрульные. Хотя я ничего не слышала. Я же терять времени даром не стала и натянула на себя камзол, который был мне словно халат до середины икры, права и рукава тоже свисали  как у марионеточной игрушки. Пришлось быстро закатывать их и запахнуться так, чтобы не было видно не дюйма кожи или одежды, - Умница, а теперь пошли.

 Долго нам идти не пришлось. Вывернувшие и-за угла патрульные  увидев нас с криками «стоять», «держи их» ломанулись за нами. Но вместо того чтобы бежать Гер подхватил меня на руки и со всего разбегу кинулся к ближайшей стене. Навалившись на нее плечом, он провалился вместе со мной на руках.



Ольга Сонина

Отредактировано: 30.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться