Его Валькирия

- 17 -

А я что, я ничего. Мое дело маленькое. Сама сюда полезла. Сама просилась. Не погнали и на том спасибо.

- э…. ну… ладно… спасибо и на этом, - после продолжительного молчания выдала я, а дракон снова фыркнул, но тут мое терпение  лопнуло и меня прорвало и обернувшись к   Вирану сказала, - не ну что это такое? Ты что заболел? Так сходи к лекарю, а то фыркаешь. Да так что не понять кашель это или сопли.

- чего? – опешил он.

- дык ты еще и глухой вдобавок. Вот почему так орал? Да? – чуть повысила я голос, а он вытаращил на меня свои белесые глазки,  а я тем временем обратилась к парочке вежливо-вежливо, - вы меня извините конечно, а можно мне не такого бракованного  дракона в пару,  а то он с заморышем не справиться. Надорвется же! Бедняга!

- ну ты! – зашипел золотой.

Вот меня понесло. Виран вскочил, и дернулся было в мою сторону, но не тут-то было, я вскочила, приготовилась. Готовые сорваться с кончиков пальцев заклинания щекотали кожу, а по руке на пол стекла Муська, вставая передо мной подняв шерстку на загривке. Благодаря магическим манипуляциям оборотня в последний вечер перед отбытием кошак мой изменился, стал крупнее, более осязаемым и не напоминавшим тень, сильнее и обзавелся новым цветом глаз. Сменив голубые на желтые. А еще на ошейнике повис новый камень, большой горный хрусталь в форме сердца. Еще одно вместилище нерастраченной энергии.

- сидеть! – рявкнул Оникс и мы как  послушные псы послушались. И плюхнулись обратно, а старший продолжил,  как ни в чем не бывало -  свои разборки устраивайте на полигоне. Решение обсуждению и изменению не подлежит. Единственное чем болен мой сын это раздутое самомнение и вредный характер, но это не только его бич, Элиза. Более  не смею вас обоих задерживать. Можете начинать знакомиться. Виран, все разрушения в замке будут вычтены из твоих средств.

- почему из моих?

- Виран, - пожурила его мать, золотой лишь поджал и без того тонкие губы, - тем более что неудобно и не дипломатично посылать счета за ремонт в царство Эфир за ваши разборки.

- куда? – в унисон спросили мы с ним.

- идите, - бросил Оникс и с упреком посмотрел на супругу.

Следуя приказу, мы вышли.  Сжав руки в кулаки,  Виран летел вперед, не оборачиваясь и не дожидаясь меня. Я лишь трусцой следовала за ним. Молча. Ничего не говоря. Выжидая. Вспоминая, что Гектор советовал без надобности не приближаться к сыну этой парочки Вирану. Что молодой дракон был столь горяч, что столкнись со мной, это закончится большими травмами и разрушением Драконьих чертогов до основания.  Говорил он это с явной долей  иронии. Из чего я сделала вывод, что характерец у этого субъекта еще  тот. Вот и пока он семимильными шагами преодолевал коридор за коридором, а легонько трусила рядом, благодаря про себя мэтра Ариэля за ежедневные пробежки,  в след нам кидали  смешливые и порой недоумевающие взоры.

Как оказалось, дракон привел меня в кузницу, где поставил перед острым взоров бородатого гнома с такими мощными руками и торсом, что с самим Гектором мог посоперничать. Гном погладил свою лоснящуюся бороду и окинул меня взглядом.

- твоя, значит? – бросил он взгляд за мою спину, - ясно. Что ж посмотрим.

Обойдя меня и осмотрев как коня на ярмарке потыкав в ноги руки и даже мягкое место пальцами сосисками, дотронувшись до двух из трех моих саи. Третью Шурик таки доделал, во всяком случае он так говорил. Гном отступил от меня на несколько шагов и скрестил руки на груди.

- ну что алайсиаг, что саи используешь это хорошо, редко кому даются эти клинки. Но этого мало. Нужен клинок. Каким владеешь? – спросил он, указывая на стену справа от себя.

Взглянув на  нее, я открыла рот. Сколько же там было клинков. И тяжелых исполинских двуручники, и изогнутые сабли, и тонкие шпаги, и широкие как плавники, заточенные только с одной стороны.  Такого разнообразия я не видела ни разу в жизни. Так бы и стояла и рассматривала, но за спиной послышалось недовольное сопение и пришлось быстренько так найти тот меч, что больше всего напоминал мой тренировочный. Недлинный обоюдоострый клинок с простейшей гардой и удобным эфесом сантиметров шестьдесят в длину. При моем росте длиннее и не требовался. Гном окинул меч задумчивым взглядом и перевел его на меня. Усмехнулся своим мыслям и отошел к  стоящему чуть в стороне стеллажу откуда взял  необычный для меня клинок. Длинный, чуть изогнутый, такой же обоюдоострый, с чуть скошенным острием. Рукоятка была простая, без навершия обтянутая полосками темной кожи. В свете  магических огней клинок сверкал и отражал свет, как зеркало. Гном  молча сунул в руки клинок и чуть приподнял кустистую бровь. Перехватив рабочей левой рукой клинок, чем вызвала удивление у мастера, сделала пару выпадов колющих и рубящих ударов. Гном так же молча отобрал у меня меч, смерив задумчивым взглядом.

- идите, завтра  с рассветом на полигон, - это все что он сказал, прежде чем удалиться.

Так же молча дракон развернулся и вышел из кузни. Подобрав свою челюсть, я поспешила за ним.  Вот так мы и перемещались по замку, он молчаливо  гигантскими шагами преодолевал расстояния, а я трусила рядом ну или следом.  По уставу драконьей стражи дракон и его всадник должны были постоянно быть вместе.  Везде и всюду, чтобы научиться быть единым целым, одной боевой единицей. Иногда так случалось, что дракона и всадника связывали романтические отношения, если пары были разнополые. Что было чревато большими проблемами, когда дело касалось изменчивой натурой дракона, который  был способен на глубокие и серьезные отношения только с представителям своего вида.   Во избежание подобного  пары  стали составляться  из представителей одного пола.  Это мне тоже поведал Гектор. Вообще в последние до отъезда дни мы проводили вместе все свободное от немногочисленных дел время. И чаще всего  в русалочьей бухте или в заснеженной избушке где-то в горах,  куда можно было попасть только через портал. И сейчас не нужно иметь телепатического дара, чтобы понять  отражающиеся на лицах жителей замка при нашем виде эмоций. 



Ольга Сонина

Отредактировано: 30.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться