Его Валькирия

- 19 -

С того дня многое изменилось. Начнем с того что в своей каморке я больше не разу не появилась. Мои вещи в размере одной сумки перекочевали в покои дракона и поселились в небольшой и уютной спальне, срочно переделанной из кабинета.  Вообще покои у наследника клана, коим и являлся Виран были   впечатляющие и включали в себя огромную гостинную, спальню,  гардеробную и кабинет.  Последний был переделан под спальню, а пока подгоняемая магией перестройка пространства не закончилась спала я на одном конце огромной кровати, а дракон на другом конце. Не о чтобы дракон был блюстителем  нравственности, нет. Просто кинув взгляд туда где под одеждой прятался  лелеемый мною кулон с жемчужинкой, просто сказал, что на самоубийцу он не похож, да и вообще  я не в его вкусе.  Потом, каждый день стал еще более насыщенным, потому как дракон стал заниматься со мной, действительно заниматься, а не выгуливать на полигон как собачку. И теперь  и соперником и учителем во всех состязаниях выступал он сам. Что касается Виктора, это меня вообще повергло в шок.  Парень пытался в тот же вечер подойти ко мне на ужине и извиниться, но внезапно за его спиной как подосиновик или подберезовик возник златовласый дракон  ласково так, аж поджилки затряслись, посоветовал не подходить ко мне, а вместо приставаний к женским юбкам заняться ментальной защитой. Как я позже выпытала у него, Виктор напал на меня под внушением одного из  старейшин. Зачем это им понадобилось? Это вопрос… но не для напарника, тот лишь чуть иронично улыбнулся и смолчал Этого можно было избежать если бы Гейсир  защищал его от подобного. На вопрос защищает ли меня Виран, тот ответил, что это не требуется, потому что я алайсиаг.  Я повторила свой вопрос о том кто это или что это. Удостоилась особого взгляда и в ответ мы провели весь вечер и пол ночи в библиотеке. Тогда то я и поняла кем меня считали и еще долго сидела с отвисшей челюстью, переодически потирая глазки перед гравюрой изображавшей деву в доспехах, с мечем и шлемом украшенным  витыми рогами верхом на коне с птичьими крыльями.

- бред, -  в очередной раз выдал мой воспаленный разум, - что вы тут пьете? Может мне дадите? А? кто в здравом уме может представить, что я  …эм…. Эта ваша…. Дочь Гэсэра. У меня была мама и был папа. И я на них похожа, моим отцом не мог быть какой-то там бог войны или неба, или небесный воин…. Чушь, бред и маразм. Вы драконы совсем в своей каменных башнях сбрендили.

Вот так я возмущалась сидя над несколькими огромным книгами и свитками, а Виран стоял чуть поодаль и листал какую-то книженку с независимым видом.

- не, ну бред!  Посмотри на меня сам! Я ведь заморыш, а не это вот…. Да у нее  мышцы больше чем у Г…. У тебя! А на голове рогатый шлем! Ничего глупее не видела!!...

- все просто, Элиза. Алайсиаг это девы воительницы. Это не дочери бога, как думали авторы этих книжек. Просто тут все более наглядно. Ну, чтоб ты поняла. 

- да уж поняла…. -  уронила я голову на скрещенные руки.

- сомневаюсь… так вот,   по приданиям девы эти обладают весьма специфической магией и талантами к  владению оружием и ведению боя. Иногда алайсиаг путают с серафимами, но нет. Серафимы – создания богини Сеи, ее ангелы и слуги, которым дарованна чистая божественная сила. Алайсиаг более земные создания за счет своего происхождения в основном, оба  родителя люди. Но они не менее сильны, но и так же малочисленны.  Существует множество различных трактатов описывающих этих существ и масса  предположений по поводу природы их магии. Но все они больше похожи на детские сказки и древние легенды, слишком древние чтобы быть правдой. Но в них есть нечто общее, алайсиаг – это воительницы исключительной силы, смертоносные в бою  и  пробуждение такого воина  не предвещает ничего хорошего.  Есть даже старые легенды о том, что подобные воительницы  собирали души убиенных в бою воинов и препровождали их в чертоги своего Отца.

- ну да, если я  не высплюсь и меня будят, это точно не предвещает ничего хорошего, никому, - подняла я взгляд на дракона, который лишь чуть приподнял одну бровь, а с места не сдвинулся, - ну  что теперь? Где эта  неописуемая сила? что я могу?

- пока не знаю. Но   мы выясним это. Сегодня ты убедила меня окончательно, что та, кем тебя считают старейшины, - он захлопнул книгу, которую просматривал и с помощью левитации отправил на ту самую, верхнюю полку с которой сам же и достал.

- и как же? переломав свои конечности? – иронично.

- раскрасила небо северным сиянием, - бросил он и скрылся за соседнем стеллажом.

- чем?! – в голос спросила я, за что удостоилась шипения смотрителя

- посмотри в окно, оно еще там, - донесся до меня глухой голос.

Тогда я впервые увидела эту невероятную красоту. Выглянув в окно, я застыла в немом восхищении. Неужели это я? неужели это моих рук дело? Сумеречное небо раскрасилось множеством красок, словно безумный художник разлил все свои  самые красивый и яркие краски. И все это словно дышало, переливаясь и вздрагивая, словно от ветра.

- как…

-  Гейсир выбил из твоих  кривых рук радужный шар и он взлетев в небо раскрасил его.

- ну и что? Разве это что-то доказывает? – решила я опустить замечание по поводу моих рук, =- почему севе6рное то?

- вон там, на столе лежит книжка в красном переплете, в ней сказано, так между делом, что алайсиаг способны  разрисовывать небо по своему усмотрению, правда это всего лишь атмосферное явление территорий ледяных драконов. Но автор считал это  дурным знамением.

- бред.

- однако автор считал иначе…. – Виран появился из-за стеллажей с новой порцией книг. Уселся на соседний стул и погрузился в изучение. Время от времени зачитывая особо интересное или забавное  по его мнению.

С тех  пор вечерние чтения стали для нас чем-то вроде ежедневного ритуала. Зачитывая друг другу что-то, споря над мелочами, мы открывали друг друга, становясь все ближе, начиная  понимать друг друга.  Золотой дракон оказался  интересным собеседником, хорошим учителем, но терпением не отличался. Но с такой взрывной особой как я, что долго копит и терпит, а потом прячься, кто может, пришлось тренировать выдержку. Порой споры перерастали в потасовки, в которых без увечий никто не выходил. Хоть и дракон превосходил меня в мощи и габаритах, свое я брала изворотливостью и фантазией. И хоть друг с другом мы общались порой как кошка с собакой, особенно если кто-то маленький и вредный не высыпался, а большой не наедался, но круговую оборону пары держали стойко. Сколько раз пришлось златоволосому оттаскивать меня от зарвавшихся всадников или их драконов, что посмели посмеяться над моим напарником. Мол, что он возиться с какой-то мелкой курицей ощипанной. Влетало им хорошенько за эти смешки в спину. Виран же стал блюстителем моей чести, отгоняя  вторую половину драконов как женского так и мужского пола, считавших  меня аппетитной крошкой. Часто советуя особо отличившимся повнимательней  смотреть, мол, девушка не свобода. Ласково так советуя, чуть потряся для порядку. И одумавшиеся окинув пристальным взором потупив взгляд, растворялись кто в толпе, а кто и в ночи. Естественно я вытребовала объяснения.  «этот твой оборотень…. Еще та задница» - это все что ответил Виран  и снова уткнулся в книгу.



Ольга Сонина

Отредактировано: 30.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться