Его Валькирия

- 20 -

И с того самого дня время неумолимо потекло вперед еще быстрее, просачиваясь сквозь пальцы как вода.  Дни и даже порой и ночи были заняты.   Пользуясь  ситуацией,  Виран пытался выжать из меня все соки. Он заполнял все дни бесконечными тренировками, занятиями.  Он с азартом ученого изучал меня, записывал свои наблюдения,   придумывая все новые и новые задания, а я не имея ничего против  выполняла их. Даже если в один день надо было  истощить весь запас магии, а в другой выпустить побольше крови, чтобы во-первых определить  критический минимум, а во-вторых провести алхимические эксперименты. Оказалось, что крови я могу потерять очень много и организм быстро ее восстанавливает. Но кровь не несет в себе какой-то магической силы.  Так же мы узнали, что с каждым разом мой истощившийся до предела баланс энергии на следующий день на сотую долю процента увеличивается. И потому Виран вознамерился узнать  какой же максимум.  В тот день мы громко и эффектно ругались посреди двора, что не заметили, как вокруг поднялась настоящая буря. Одна такая буря с летающими крышами и животными в отдельно взятом дворе замка. Так мы узнали, что я могу влиять на  погоду, а не просто вызывать дождь из-за снов. Которые, кстати, я перестала видеть. Хоть дракон и стоически молча, я чувствовала, что это его работа. Ведь спали мы вместе. Между нами не было и не могло быть ничего кроме дружбы. Но как сказал в один из вечеров златовласый дракон «мне жутко надоело таскать тебя по ночам из-за твоих хлюпаний носом  и вообще я скучаю по своему кабинету!». И действительно, первые несколько недель все так и было. Оставшись одна в спальне, я не справлялась и снова плакала. И он снова и снова приходил, пинком открывая дверь и молча относил к себе, и пока я плакала у него на плече успокаивающе гладил по спинке.  Но все же я подозреваю, ему и самому нравилось просыпаться не одному. Ведь даже по драконьим меркам характер у его бы поганый, потому и друзей особо не было и девушки тоже. Да и странное какое-то увлечение для дракона, науки. Конечно, каждый дракон был прекрасным воином и был весьма мудр, а так же обладал большим багажом знаний и магических способностей, но чтобы с таким увлечением относиться к книгам и изучению всего магического. Этим страдали единицы. За что платили своим одиночеством, за исключением правда его собственной матери, которая была  особенной. Хранительницей. Матерью драконов. А если проще, по людски, была акушеркой и дамским доктором в одном лице. И занимала очень важную роль в судьбе клана.   Так что моему золотому дракончику было тоже одиноко. Как и мне. 

 После очередных споров или шумного выяснения отношений, где мы громили пространство вокруг себя, находясь в эмоциональном  исступлении, дракон  уходил, громко хлопая дверьми  с фразами типа « уйду я от тебя», « дайте Боги силы тому, кто возьмет эту ведьму в жены». Но поостыв или дав мне остыть, всегда возвращался, чтобы взяться за дело снова. Иногда нас даже вызывали на ковер к главе клану или малому совету, где отчитывали за причинённый нами ущерб хозяйству или самому замку. Обещали даже выслать подальше на крайние северные заставы. Мы же стояли,  понуро опустив голову и кивали, вернее я стояла так, а Виран чуть ли не зевал.

Так прошла вся зима, весна, лето, осень и снова зима  и первые весенние месяцы. Боль в груди, там, где сердце перестала быть такой острой. Притупилась.  Словно тянула куда-то. Дракон был рядом. Он что-то знал… чего не знала я, но спросить  не решалась, просто попыталась забыть. Благодаря научному подходу к изучению меня, теперь я могла похвастаться значительно увеличившимся запасом энергии, совершенно новым способом его расходования, заполненными под завязку  драгоценными камнями на шее у фамильяра и  в подаренном Вираном браслете с  несколькими темными камешками, которые он назвал морионами.    Теперь я владела клинком так же хорошо, как и ложкой, а так же стала обладательницей особенных сай.  Зачарованных, чтобы возвращаться к хозяйке и  проводить через себя и усиливая атакующие заклинания. Да и арсенал заклинаний изменился.  Опасней, интересней и где-то до смешного проще. Иногда по просьбе  старших я расцвечивала небо над крепостью. Так просто для развлечения, или как сказал Виран для демонстрации силы драконьей стражи перед дипломатами и гостями. Хотя  лично я не видела в этом смысла.  Потому как регулярные шумные разборки и следовавшие за ними разрушения говорили сами за себя.  Иногда я слышала в коридорах уже после этих представлений:

- Что это было сегодня? – спрашивал очередной гость

- да ведьма тут одна бушует, - пожимали плечами  старожилы.

Вообщем веселились, как могли. И веселили окружающих. Долго еще драконьи чертоги буду помнить безумную парочку  молодого дракона и его алайсиаг, или наоборот. Кому как нравится.



Ольга Сонина

Отредактировано: 30.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться