Его Валькирия

- 24 -

Какое-то время они оба присушивались к мерному, уже лишенному хрипов дыханию девушки.   Оба любили ее, оба уже не могли представить своей бесконечно долгой жизни без голубоглазой чаровницы с косичками и своевольным характером. Оба понимали, что только одному из них судьба посулила шанс быть всем для нее. Быть с ней. Любить и быть любимым. Всего лишь шанс. Такие дары эта особа раздавала очень скупо и с большой неохотой. Оба понимали кому выпал этот шанс. Но и понимание этого не спасало. Они делили на двоих, наравне любовь к ней, ревность, неприязнь. Давнее соперничество и конкуренция между такими разными и такими сильными существами  с появлением этой крошки вышло на новый уровень. Заставляя объединиться ради благополучия одной еще юной ведьмы, заставляя, скрипя зубами отбросить в сторону старые распри.

Укутав в пушистое одеяло такую хрупкую фигурку, которая на просторах белых простыней огромной кровати казалась еще более хрупкой, неземной,  молодой дракон стал подниматься.

- уходишь? – не скрывая ядовитых ноток сарказма, вопрошал  оборотень, -  а как же обещание?

- разве я нарушаю свое слово? -  флегматично произнес дракон, который хоть и был немногим младше оборотня, но не уступал в  не мудрости, не в выдержке.  Но увидев приподнявшуюся бровь оппонента хитро ухмыльнулся, - Если вспомнить, то я сказал что не оставлю ее одну. Серьезно, Гер, пора зелье для памяти попить, попроси девочку, у нее талант. И вообще все это, - он сделал неопределенный жест рукой, - вызывает зверский аппетит. Так что, пойду ка я.

 Одарив несколько растерявшегося оборотня хитрой ухмылкой Виран удалился, тихо прикрыв дверь. И уж  от кого кого, но от этого дракона, слывшего своим  нетерпеливым и злобным нравом, не ожидал сводничества. Ведь именно ему было адресовано то послание, что привело их на помощь . Ведь именно он помог понять, что же случилось с его маленькой  и такой нежной девочкой. Что сделало ее холоднее самого северного ветра. От воспоминаний об этом ему хотелось сжать горло одной рыжеволосой девице, возомнившей себя … о себе.  И сейчас этот хитрый ящер ушел, позволив остаться с ней. Оберегать ее сон от кошмаров, о которых так же поведал ему несколькими часами ранее. Когда Гектор воспользовался таки ослабленным состоянием дракона и чуть ли не силой выжал из него все что тот знал. Хотя если честно тот не особо то и сопротивлялся. Это он понял только когда решил, было забрать девочку в царство Эфир. Ради ее же безопасности. Тогда уж дракон  показал, что не так слаб, как казалось. Дав такой отпор, на который как казалось, был просто не способен. Заявив, что девочку от себя ближайшие несколько лет не отпустит. Да и она не пойдет за оборотнем, а погонит его поганой метлой, да и еще чем ни будь. Выдумки и смекалки, а самое главное желания у нее найдется в избытке. Как не прискорбно, но  с этим было не поспорить. Да и не простит она такого отношения к себе. Этот аргумент придавил его как половина гранитной скалы.

 Но сейчас, глядя в ее бледное в лунном свете, лишенное красок личико с черными, как ночь бровями в разлет и пышными ресницами, делавшими тени под глазами еще более зловещими он  любил каждую черточку, каждую ее частичку. Впитывая эти мгновения наедине. Какая хрупкая, какая ранимая и такая до ужаса смертная.

 Выйдя из портала и увидев ее сидящую на земле, обливающуюся  собственной кровью, смешанной с кровью ее врагов, чьими трупами было завалено пространство вокруг,  ему показалось, что весь мир перевернулся. Безумные, еще пышущие жаром схватки глаза,  лукавая улыбка. Одной рукой, чтоб не упасть, она опиралась на вошедший, на половину в землю меч, а второй пыталась отодрать от себя вцепившегося в нее дракона, который и сам был немногим лучше. После драконьей сети, молодые и неопытные драконы погибают, а этот  еще и пытался подлатать ее.

- поздно. Вечеринка окончена, - безумные глаза и не менее безумная улыбка потухли и девушка свалилась кулем  на ослабленное тело своего дракона.

 Уже позже он возносил хвалу богам, за то что его тетя, серафима, настояла на том чтобы отправиться с ним. За то, что отец, грубо оттолкнул его от девушки и приказал заняться хоть драконом, хоть порталом, хоть к черту на рога пойти лишь бы не мешался.  А перед тем как скрыться в спальне с девушкой в руках следом за серафимой бросить: « и не таких с того света вытаскивали». И ведь не врал. И ведь был прав. Более искусного лекаря, чем Эмилия он не знал во всем белом свете.

 Скинув   привычные уже кожаную куртку и сапоги, отправив к ним перевязь и привычно белоснежную рубаху, он забрался к ней под одеяло. Аккуратно притянул к себе, удобно устраивая любимую у своего бока. Но так как всегда, даже в глубоком сне сделал все по-своему. Заерзав в его объятиях, она уткнулась носом в его грудь, нежной ручкой крепко ухватила за талию, а холодные как лед ножки опутали его собственные. Где-то глубоко внутри его кольнула жгучая ревность к дракону, что берег ночами ее сон. Но что-то подсказывало, что не обнимала она дракона, так как сейчас его. Словно скучала, словно нуждалась в нем, искала защиту и спасение.  Пользуясь  моментом, он приступил к делу, начав окутывать девушку в кокон собственной магии, добавляя к итак не малой дозе чужеродной магии еще и свою. Фамильяр чуть дернулся на предплечье девушки, зарычал, но потом, узнав создателя, потянулся к нему, отвечая на его зов.



Ольга Сонина

Отредактировано: 30.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться