Его Валькирия

- 25 -

 Большой совет собирался крайне редко и всегда был похож на стихийное бедствие. Крепость наполнялась  всеми членами клана.  Концентрация драконов на квадратный метр зашкаливала. Вылезали из своих щелей и пещер даже самые старые драконы, возвращались путешествующие, отшельники являли себя миру.  И в этот раз совет собрался в рекордные сроки. Буквально через два дня после нападения на деревни. И сейчас эти разноцветные крылатые пташки, находящиеся в человеческой ипостаси набились в зал совета.  Всех остальных, желавших присутствовать на этом событии, а главное кому было это дозволено, препроводили на достроенные не так давно верхние террасы, откуда  они могли увидеть, что творилось в этом зале. А творилось, черте знает что. Драконы были злы, возмущены, а многие просто в ярости. Гул стоял невообразимый. Как и все не драконьей крови я расположилась на верхней террасе и старалась не обращать внимание на как бы случайно оказавшегося рядом Гектора, который пользуясь преимуществом в виде высокого роста и широченной спины просто на просто отгородил меня от остальной толпы, что толкалась  и жалась к перилам, в то время как я вольготно расположилась, усевшись прямо на балюстраде, свесив ноги вниз.  Рядом со мной сидел заматеревший Шурик, он отпустил себе бороду и  казалось, с каждым днем все больше походил на мастера Феерина. А уж рядом с ним, прислонившись к перилам, с костылем, стоял все еще бледный Виктор. Время от времени он поглядывал на застывшего за моей спиной оборотня и на лице его отражались странные и не понятные для меня эмоции. То он хмурился, то потом иронично улыбался, то снова впадал в задумчивость. Шурик тоже реагировал на него весьма странно.

- я  знал, что тебя просто так не взять, - проговорил он, когда мы встретились на следующий день после всех событий  в столовой, где остальные всадники  бросали на меня странные и настороженные взгляды.

- живучая, - бросила я ему и принялась за завтрак.

-  не,  противная и вредная до одури. Это то и привлекает. Вон, каких защитников вокруг собрала, - взглядом показывая на появившихся одновременно в разных дверях оборотня и дракона.

- ой, ну не надо, а? – поймав мой красноречивый взгляд, Шурик лишь улыбнулся и больше об этом не говорил. А ведь прав. Как всегда.

 И сегодня  устроившись рядом со мной, он лишь весело хмыкнул, увидев пробирающегося к нашему углу оборотня, но ничего не сказал.  А с блондинчиком мы все так же продолжали не разговаривать. Виран отказывался летать. Хитрит, гад, что-то скрывает. А я жду. С тех самых пор, как поутру проснувшись в состояние ничем не напоминавшем, прошедшее испытание  и  увидев изменившую окрас Муську,  ситуация стала медленно но верно накаляться. Словно в ожидании грозы и бури все затихорились и спрятались. Ну и ладно. Они молчат, и я молчу. Долго в оторопи я рассматривала пятнистую шкурку кошки, превратившую ее в ирбиса с желтыми как солнце глазами. Чьих рук дело мне стало понятно сразу, но вот почему дракон вновь пошел на встречу оборотню и позволил ему это проделать я не понимала. Во мне все еще клокотал гнев относительно ситуации на балу. Затащить меня на бал, подкупить, нарядить как куклу, а потом еще и  специально оставить меня с тем, кто причинил такую боль, что сердце начинает кровоточить об одном только воспоминании. Ведь знает же все. Предатель. Сразу же хочется бить, крушить и поджигать. Обрить на голо…. Всех участников… Хотя, что скрывать оборотень снова был оболванен.  Это, кстати, было вместо доброго утра, после того как я обнаружила фееричное изменение моего фамильяра. Только вот  оборотень только провел рукой по значительно укороченным волосам и поблагодарил. Вызвав  тем самым ураган… в комнате... А вот нечего меня злить с просони. Виран, в тот момент лишь со смехом и скрылся в спальне, а я потопала заедать свой гнев в обеденную залу.

 - ну и долго будет продолжаться этот балаган? -  задала я риторический вопрос и вытащила из  кармана несколько пирожков.

-   не долго, - громыхнуло за спиной.

- а некоторых я вообще то не спрашивала! – бросила я через плече, а затем с лилейной улыбочкой повернулась к дружкам, – мальчики, пирожки будете?

Ясное дело они не отказались.  Тем временем хлопнули двери и в залу вплыла всем известная  правящая чета драконов. Сиотвия и Оникс как всегда были   неотразимы. Хрупкая на вид, но только на вид девушка  и вальяжный  мужчина с  острым как клинок взглядом. За ними следовал  в выражением глубочайшей скуки на лице Виран, который терпеть не мог  драконьего официоза. Но при всем при этом  смотрелся великолепно во всей этой помпезности. Еще бы. Золотая окраска драконов встречалась крайне редко и то только у тех кланов, что не имели  человеческой ипостаси в оборотничестве. Так что мой дружек был еще той диковинкой. Как и я, как оказалось.  Как успел мне шепнуть появившийся до совета на несколько минут  в покоях Виран,  совет впечатлен, мягко говоря тем, что   произошло в долине.   Так же он признался, что вынужден был показать свои воспоминания. Так что малый совет уже видел то, что сейчас должен увидеть весь клан. Подтверждение  нападения. Каждое слово сказанное мною, Вираном и напавшими на нас.

 Стоило Ониксу занять место, причитающееся главе клана, а Сиотвии опуститься в такое же кресло по правую руку как шум в зале стал смолкать.

-  мы все собрались сегодня здесь, чтобы попытаться разобраться в том, что произошло. Сберечь и сохранить наши земли и верных нам вассалов. Потому как три деревни  были полностью уничтожены. В живых осталось не более двух десятков из более чем трех сотен. Был убит один всадник, Аурон до сих пор не пришел в себя. Его врачеванием занимается серафима.  Еще двое всадников ранены.  Виран и Гейсир находятся тут. Они и покажут нам, что же произошло в тот момент, - спокойный, в меру властный голос  разносился по утонувшему в тишине залу.



Ольга Сонина

Отредактировано: 30.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться