Его высочество – попаданец

ГЛАВА 7 Не факт, что после вы не попадёте в ещё худшее положение: из-под огня, да в полымя - 15. 01. 19

- Что такое Небесный суд? – выпалил я, устроившись в кресле в комнате Рединга.

Я смутно помнил что-то о божьем суде, но надеялся, что к здешнему Небесному суду мои знания отношения не имеют.

- Сначала ты поднимешь крепость, если получится, а потом попытаешься лететь выше и быстрее барона, тогда выиграешь, - Рединг сел на ковёр, прислонившись спиной к кровати. – А потом бой на мечах, если будет непонятно, кто - кого, стрельба из луков. Такие здоровенные луки, очень тугие, будем тренироваться с тобой.

- Как у Одиссея? – спросил Ингвард.

Я и не заметил единственного друга, он сидел за пыльной шторой на подоконнике.

- Нет, - вздрогнул Рединг, - у Одиссея был из рога буйвола, у нас луки деревянные, но крепкие.

- Кто будет судить турнир бароны - королевский дом Горнего королевства? – поинтересовался Ингвард, спрыгивая с подоконника.

- Совет магов, полагаю, - Рединг обнял колени, скорчившись на полу, - они дадут слово. С ним не соврёшь, не подсудишь.

- Что это такое ваше слово – слово чести? – уточнил Ингвард.

- Нет. Магическое слово, оно фиксируется по магии того, кто дал, автоматически, - Рединг смотрел мне в глаза.

- Ну, нарушу я слово, ну, поймают меня, и что? - Ингвард сел на подлокотник моего кресла.

- Ничего, - пожал плечами Рединг, - тебе не будет ничего, вояка.

- В чём тогда смысл держать слово? – выдохнул Ингвард, поморщившись на «вояку».

- Магам есть смысл, их магическая энергия срезонирует с магическим полем, созданным в Горнем королевстве, и убьёт их, - ровным тоном проговорил Рединг и, бросив, - надо чем-то подкрепиться, иди за мной, Ингвард, - вышел из комнаты.

Я остался один, но это я так думал, потому что из-под кровати вылезла страшнушка Фели и заканючила:

- Ваше высочество, вы забыли обо мне! Вы дали мне слово жениться раньше, чем этой уродине Каролине! Какая несправедливость! Если вы женитесь на ней – умрёте! Ведь теперь вы – маг! Хоть и не из самых сильных, - Фели улыбнулась и шмыгнула носом.

Её платье было с таким открытым воротом, что я заёрзал в кресле, понимая, что кровать пуста, что в комнате никого, и я вполне могу попробовать эту страшненькую девицу на вкус. Тело принца было со мной совершенно согласно.

- Да, Фели, - пропел я, целуя девушку в губы, стараясь не смотреть на её некрасивую мордашку.

А когда девушка закивала, я запустил пальцы правой руки в вырез её платья и сжал легонько её груди, нежные и такие славные, прямо как пушистые мяконькие пачки наличных – мой первый приличный заработок, не забывая другой рукой мять её пышную попку. Достоинство принца натянуло кожу так, что штаны затрещали.

Я плавно подвёл девушку к постели и устроил Фели поверх покрывала.

- Фели, Фели, Фели, - шептал я, задирая очень длинную и неудобную юбку и раздвигая её колени.

Дверь шарахнула выстрелом. Вот идиот, не закрыл на крючок, замок, задвижку или что там было в каморке Рединга на дверях.

- Принц, сюда несётся твоя краля, - усмехнулся Ингвард.

- Фели, мы обо всём поговорим потом, - я помог распалённой, раскрасневшейся и растрёпанной девушке встать на ноги и шлёпнул её легонько по роскошной попке.

Почему у Лины нет ничего такого? Впрочем, её упрямая мордашка гораздо симпатичнее, чем у Фели.

В этот миг влетела Лина, совершенно невовремя, то есть было бы хуже, если бы она вошла вместо Ингварда, но и шлепок вывел пылкую дочь барона из равновесия.

- Ты… как ты можешь? – выпалила она первую попавшуюся на язык глупость.

«Отлично могу» - хотелось сказать мне, но я благоразумно промолчал.

Лина не понимала, что они обе равны для меня. И Фели даже предпочтительнее, я был очень даже за новое в спальне принца руками, ногами и достоинством.

Я не видел смысла в женитьбе, да, я восхитился Линой, пожелал её, хотя принц желал всё, что имело отношение к женскому полу, но похоть не любовь, мне же мечталось полюбить. Когда-нибудь, потом… и дал согласие жениться я только из жалости, ведь я был привязкой Лины. А она наивно полагала, что я - её великая любовь.

Женщины глупы везде. Неважно, принцесса или посудомойка, бойкая девица из нашего мира или вот такая амазонка, как Лина. Они верили в то, чего нет.

Фели выскочила из комнаты, как нашкодившая кошка, а Лина некрасиво заплакала.

- Не реви, принц же её прогнал, а ты осталась. Так? – Ингвард сунул Лине платок.

- Угу! Но я люблю его, - пролепетала моя поглупевшая невеста.

- И люби, - покивал Ингвард, непонятно глянув на меня.

- А он… он эту сквернавку Фели так оглажива-а-ал… - Лина зарыдала громче.

- Это ничего не значит, - пожал плечами я, а перед глазами колыхались бело-розовые груди страшнушки, в руках осталось ощущение от её мягкой попки.



Ник Нейм

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться