Его высочество – попаданец

ГЛАВА 8 Но не падайте духом, если вы живы, то всё ещё можно исправить - 17. 01. 19

Я ненавидел принца всей душой за его слабость к женскому полу. Конечно, в те горячие времена, когда я был подростком, у меня не получалось пропустить ни одной девчонки без вовлечения её в свои горячие фантазии, но всё это прошло, думал, что навсегда. И вот опять кровь казалась кипятком, а тело - вулканом.

Королева склонилась ко мне и поцеловала меня в губы. Король плюнул и убрался за дверь. Мышонок и орлок с рёвом пролетели между нами и странно так притихли, замерев на полу.

- Матушка… - едва смог выговорить я, после хлёсткого удара крылом орлока по лицу, - я не смею, не вправе, я…

- Замолчи… - прошипела королева, целуя меня. – Какая ещё матушка, дурачок?

Так меня никто не целовал: не по любви, не за деньги!

Кажется, все три девицы мне были больше не нужны…

- Мышонок, за мной! – королева махнула ладонью с тонкими пальцами в перстнях зверюшке, и та подлетела к ней покорно, послушно, как я побрёл за королевой в другие покои.

- А как же король? - пролепетал я, пихая затихшую тварь в кресло, а сам, плюхаясь на спину в мягчайшую постель.

- Молчи, - прошептала королева, целуя меня ещё и ещё так сладостно, так жарко, что я забыл даже своё настоящее имя.

Я понимал краем сознания, что это наваждение, что завтра мне будет нестерпимо стыдно, но отказаться от объятий, ласк и поцелуев королевы не получалось никак.

Из этого странного состояния меня вывел орлок, пробравшийся в комнату следом за Мышонком.

Летунок укусил меня под колено, прорвав спущенные наполовину кожаные штаны: в голове прояснилось, я смог выдохнуть и оттолкнуть королеву, прошептав:

- Зачем, ваше величество? Вы ненавидите меня, к чему играть по таким странным правилам?

- С чего ты взял, что я… - королева опять целовала меня, но, кроме брезгливости её язык ничего не вызывал у меня, - ненавижу… может, я хочу тебя, принц?

- Счастливо оставаться, - отсалютовал я ведьме и побрёл прочь, стянув колет, сняв рубаху и обвязав её вокруг бёдер.

Я предпочитал быть по пояс голым, нежели сверкать разорванными на причинном месте штанами перед всем замком.

Орлок шёл за мной, Мышонок летел над ним, такой процессией мы и ввалились в комнатёнку Рединга, которую отыскали звери. Мне бы её нипочём не найти.

- Где шкура?! – рявкнул принц-бастард, покосившись на Мышонка и Летунка, игриво покусывающих друг друга за уши.

- Во, - ткнул я пальцем в орлока, - шкура на нём!

И уставился на орлока и Мышонка, пытаясь понять, почему два непримиримых врага вдруг облизывали морды друг у друга.

- Скорее всего, попали в волну приворота, - меланхолично пробормотал Рединг, - ты оставил орлока в живых?

- Да. Это мой домашний любимец, - заявил я, потрепав за острым ухом орлока, потом Мышонка.

Они обнюхали мои руки и облизали мне пальцы.

Похоже, королева щедро отсыпала мне приворота. Но я не верил в колдовство. И не понимал, как? Как я мог забыть о её ненависти?

- Зверьё тоже будет здесь жить? – уточнил вошедший с куском пергамента и моим мечом Ингвард, внимательно посмотрев на меня.

- Нет, - ответил Рединг, - нас итак здесь трое. Куда двух тварей ещё?

- Дай мне штаны и свежую рубашку, - холодно бросил я Редингу.

- Сашка, ты уже столько штанов порвал, - выдохнул Ингвард.

Я промолчал.

- Мои запасы не бесконечны, - Рединг притащил ещё одни ладные кожаные штаны.

Рубаху я взял из стопки, принесённой из моей комнаты.

Я молча переоделся, не глядя на предателей. К горлу подступил комок. Эх! Такого я не помнил лет с с шестнадцати, когда моя девушка ушла гулять с моим лучшим другом. Теперь они женаты и ненавидят друг друга, но не разводятся из-за троих детей, их настигло наказание, чему я искренне рад.

- Сашка, - Ингвард встал передо мной. – Я думал, тебе хочется приключений. Мы же обсуждали с тобой ролёвки и сходились во мнениях, что это ненастоящее, не стоящее внимания занятие. Что уж если устраивать приключения, то жизненные. Мне казалось, что ты готов помочь людям, что ты сможешь спасти Горнее королевство. Я, наверное, преувеличивал твои возможности… И оказалось всё иначе, чем в книгах.

Луч заходящего солнца ударил в простое стекло и в мои глаза, ослепив на миг, вызвав резкую душевную боль и отчаяние, я ведь надеялся на Ингварда, хватался за него, как за единственного человека из моего мира и не понимал, что он был, скорее из этого мира, чем из нашего.

Я молча лёг на покрывало, с одной стороны постель прогнулась до пола, там свернулся клубком тяжёлый орлок, с другой завертелся перед моим лицом скорпионий хвост Мышонка. Я закрыл глаза и уснул сразу же, согревшись от пушистого бока орлока и горячего голого бока Мышонка.

Проснулся я неожиданно. В комнате было полутемно. Длинная свеча на столе проливала скромные лужицы света на скатерть. Во всей комнате торжествовали тёмные тени. В углах тьма казалась чернильной.



Ник Нейм

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться